Взгляд на мировую историю из Анголы — на русский язык впервые за долгое время перевели роман ангольского писателя. Книга Жузе Эдуарду Агуалузы рассказывает о могущественной королеве Жинге, которая бросил вызов европейским державам, и португальском священнике, который изменил своей стране и вере.

Жузе Эдуаржу Агуалуза. Королева Жинга и то, как африканцы создавали мир. М.: Центр книги Рудомино, 2017. Перевод Варвары Махортовой

Наверное, проще всего было бы отрекомендовать эту книгу так: «Почти как в фильме „Черная пантера”, только это было по-настоящему в настоящей Африке». Могущественное королевство во главе с мудрой правительницей, которое отбивает атаки европейских колонизаторов, влияет на судьбы мира. Но это было бы несправедливо по отношению к книге. Конечно, никакого отношения к комиксу или фильму она не имеет. Это ангольский «магический реализм», роман исторический по содержанию, но волшебный по ощущениям — как героев, так и читателей. И действительно, он посвящен тому моменту истории, когда Ангола вдруг стала на короткий миг центром Вселенной, местом, где на полях сражений решались судьбы планеты и «африканцы создавали мир».

Итак, в XVII веке жила на территории нынешней Анголы королева Жинга, или Зинга (как ее иногда пишут в русской традиции), которая была по местным меркам очень могущественна. Она воевала с португальцами, пытавшимися подчинить себе весь юг Африки и вывозившими из Анголы рабов в Бразилию. Но Португалия сама была несвободна — ее аннексировала Испания. Но и это еще не все: сражения в Анголе были отдаленным театром боевых действий великой Тридцатилетней войны. Смешались кони, люди, крокодилы и гиппопотамы, христиане, мусульмане, иудеи, индусы, цыгане, язычники, белые, черные, мулаты — все промелькнули перед нами, все побывали тут. Каждый ведет свою собственную войну: голландцы воюют с испанцами за свою независимость, вторгаясь в Бразилию и Анголу; португальцы воюют с испанцами за свою независимость в Португалии и с голландцами за свои колонии в Африке и Америке; изгнанные из Испании евреи превратились в пиратов и грабят испанские суда; цыгане (их тоже отовсюду изгнали) выживают; африканцы воюют со всеми и против всех; свои интересы у мусульман. Индейцы, индусы и нынешние индонезийцы тоже присутствуют. И один китаец. Закружилась голова? Это еще не все — тут есть морские кони и русалки. Последних, кстати, едят. И да, чуть не забыл, до прихода португальцев в Африке не было ни бога, ни дьявола. Африканцы не знали ни про первого, ни про второго. А потом они под ручку сошли с португальских судов — и все началось.

Мир этой книги — это мир ренегатов, людей, которые по той или иной причине отказались от своей веры и страны. Христиане, ставшие мусульманами; европейцы, помогающие африканцам; африканцы, воюющие на стороне европейцев. «Как непредсказуема судьба! Тысячи  темнокожих солдат боролись во имя испанского короля, в то время как на стороне африканцев сражался человек из Эворы и еще некоторые подобные ему белые или мулаты, которые стремились разбогатеть на земле Жинги, обменивая винтовки и снаряжение, а также ткани, стеклянные бусы, зеркала и другие ничего не стоящие безделушки на рабов и слоновую кость».

Где-то посреди всего этого великолепия располагается герой. Нет, королева Жинга тут, конечно, важный персонаж, нас знакомят с ее подвигами. Как в патриархальном обществе она правила мужчинами; как она отменила полигамию; как содержала гарем, в котором мужчины были одеты женщинами; как на приеме у португальского губернатора ее хотели унизить и не дали скамьи, а она велела одной из своих рабынь встать на четвереньки и сидела на ней, как на скамье, а потом она отдала эту рабыню португальцам, потому что она, видите ли, не сидит два раза на одной и той же скамье; как она разбила португальцев в сражении.

Так вот, героиня не она. Герой и рассказчик тут священник португало-индийско-африканского происхождения, который прибывает в Анголу, становится секретарем Жинги и должен вроде бы как шпионить за ней. Но дальше он влюбляется и начинает вести свою игру, вернее, игра ведет его. Герой путешествует по Анголе, добирается до Бразилии, превращается то в цыгана, то в пирата, попадает в плен к разбойникам. И периодически рассуждает, красиво рассуждает: «У каждого существа в душе есть собственный бог. Степной бог сов. Проворный бог змей. Щедрый бог пашен. Коварный бог кинжалов. Полосатый бог зебр. Болтливый бог болот. Пристыженный бог негодяев. Неприметный бог гекконов. Стремительный бог бурь. Пыльный бог побережий. Иссушенный бог кактусов. Скрытый бог ягуаров. Душистый бог жасмина».

Так что же, книгу стоит читать из-за экзотичности сюжета, персонажей, места действия и происхождения писателя, который анголец португало-бразильского происхождения? Нет, самое интересное в книге — это взаимоотношения рассказчика и времени. Писатель заново придумал особый формат повествования, в котором время одновременно и течет, и стоит на месте; ракурс, сочетающий одновременно наивность и искушенность. Ради этого книгу, безусловно, стоит прочесть.

Читайте также

«Слон прыгает в котел, варится и умирает, а заяц хохочет»
Краткая история африканской литературы в изложении финалиста премии «Просветитель»
1 ноября
Контекст
«Бибоп расисты встречали в штыки»
Майлс Дэвис о чтении, культовых джазменах XX века, наркотиках и извращениях
2 февраля
Контекст
«Будетляне живут в сверхпрошедшем времени»
Искусствовед Екатерина Бобринская об отце футуризма Филиппо Маринетти
8 февраля
Контекст