Книги, о которых пойдет речь в материале, вышли в сентябре-октябре и не были по достоинству отмечены критиками и обозревателями. «Горький» восполняет пробел: рассказываем о 20 важных книгах, заслуживающих вашего внимания.

1. Доминик Гийо. Люди и собаки. Перевод с французского Т. Пятницыной. М.: Новое литературное обозрение, 2017

Книга о собаках? Не совсем. Книга куда больше о людях, чем об их домашних питомцах. Гийо интересен странный союз между хозяином и собакой. Он рассматривает Canis familiaris как вид, взаимодействующий с человеком уникальным образом. Книга — в первую очередь — культурологическое исследование, но содержит много информации о поведении собак, зоологии и эволюции.

2. Беседы с Виктором Шкловским. Воспоминания о Маяковском. М.: Common place, 2017

Беседы литературоведа Виктора Дувакина с филологом-формалистом Виктором Шкловским. Среди проектов, обработанных и подготовленных к печати командой «Устная история», эта книга занимает особое место. Во-первых, Шкловский был потрясающе искрометным и наблюдательным собеседником. Во-вторых, Дувакин изучал творчество Маяковского и тема диалогов оказалась ему близка. И, кстати, Шкловский предпочитал кошек.

3. Черта. К 100-летию отмены черты оседлости в Российской империи. Под редакцией Александра Энгельса. М.: Издательская группа «Точка», 2017

Один из юбилеев этого года — отмена черты оседлости. Ограничение расселения евреев на территории России существовало во времена империи и было отменены Временным правительством 20 марта 1917 года. Здесь описаны различные процессы и практики жизни в черте оседлости, есть статьи о книжном деле, о Бунде, об эмиграции в Америку, о социальных лифтах.

4. Национализм: Pro et contra, антология. СПб.: РХГА, 2017

Славная серия «Pro et contra» издательства РХГА может позволить себе многое, авторитет ее незыблем. В частности, она может позволить себе обратиться к сложным и неоднозначным темам. Понятно, что само представление о национализме менялось. Построение национальных государств в Европе ХIX века, проекты Уварова или фантазии Устрялова трудно объединить одним понятием и рассматривать как явления одной направленности. В России национального государства не было никогда. Тем интереснее проследить, как у нас трансформировалась идея национализма. Особенно следует отметить последний раздел антологии, где собраны современные авторы, в том числе и такие маргинальные, как Дугин и Холмогоров.

5. Александр Бренер. Ка, или Тайные, но истинные истории искусства. СПб.: Все свободны, 2017

Если пятнадцать лет назад тексты художника Александра Бренера воспринимались как иллюстрация к его перформансам, то сегодня они стали важным литературным явлением. Новую книгу трудно уложить в жанровые рамки. Бренеру удалось невозможное: остаться в ХXI веке неприватизированным и проклятым художником. Это не совсем воспоминания, не совсем размышления об искусстве, не совсем обличение современного мира. Пожалуй, Бренер написал книгу об очень личной, всеобъемлющей, полной любви. Может ли быть интимное вопиюще публичным? Посмотрите, думаю, что у него получилось.

6. Наталья Емельянова. Индия на пути к демократии участия. М.: Канон+ РООИ «Реабилитация», 2018

Мы очень мало знаем об Индии, причем это касается как тех, кто каждую зиму ездит в Гоа, так и тех, кто зачитывался Киплингом в детстве. Например, много ли мы знаем о ее политическом устройстве? Меж тем традиции самоуправления, пусть и на местном уровне, в Индии существуют дольше, чем в Европе. Сейчас Индия строит демократию, но схожа ли она с европейской?

7. Хайн Норман Дж. Геология, разведка, бурение и добыча нефти. М.: Издательство «Олимп-Бизнес», 2017

Попадание книги в список может показаться случайным, но это не так. Никого не смущает, что мы пытаемся узнать о биткоинах, читаем книги о научных открытиях, но не интересуемся технологиями добычи нефти и газа? А ведь эти полезные ископаемые имеют непосредственное влияние на нашу повседневную жизнь. В книге нет политики, дипломатии и экономики, но зато неподготовленному читателю очень доходчиво и объемно рассказывают о геологической разведке, добыче, бурении и хранении. Ближайшие лет десять книга останется актуальной.

8. Кэмерон Кроу. Знакомьтесь — Билли Уайлдер. М.: Rosebud Publishing, 2017

Кэмерон Кроу — большой режиссер снявший, например, «Ванильное небо». Уайлдер — великий режиссер, снявший, например, «Бульвар Сансет» и «В джазе только девушки». Мы может наблюдать передачу опыта и мастерства от классика режиссеру поколения 90-х. Уайлдер рассуждает о кино точно и критично. И еще: эта книга не только о творчестве или профессии, не о том, как получить 7 «Оскаров» (а у Уайлдера их как раз столько), но и о ХХ веке.

9. Анна Еремеева. Находясь по условиям времени в провинции…: практика выживания российских ученых в годы Гражданской войны. Краснодар: Платонов И, 2017

Большая удача, что сейчас выходит много книг о революции и Гражданской войне. Теперь любознательный читатель может сформировать мнение самостоятельно, опираясь на источники и серьезные исследования. В данном случае речь идет про ученых, которые в годы Гражданской войны оказались в провинции, на юге России или в Сибири, где продолжали научную деятельность, создавали или существенно укрепляли новые научные центры. И при этом обходились без элементарных инструментов, книг — да что там уж говорить, часто были на грани физического выживания. Фраза, вынесенная в заглавие книги, предваряет работу геолога Прокопова о нефтеносной области юга России и полностью звучит так: «Находясь по условиям времени в провинции и не имея под руками специальной литературы, автору пришлось по памяти восстанавливать приведенные списки литературных произведений, чем и объясняются неточности и пропуски в этих списках».

10. Юрий Аксютин, Наталья Гердт. Русская интеллигенция и революция 1917 года: в хаосе событий и в смятении чувств. М.: РОССПЭН, 2017

Книга близка предыдущей, объем источников огромный, в обоих трудах затронута тема интеллигенции и революции, однако есть и существенные отличия. Подзаголовок книги «в хаосе событий и в смятении чувств» наводит на мысли о неприкаянной интеллигенции. Но авторы уже в аннотации высказывают достаточно спорную мысль, о том что интеллигенция раньше помещиков и буржуазии «первой встала на путь сопротивления большевистскому режиму». О каком смятении и хаосе в таком случае можно говорить? Впрочем, монография подробно исследует, как менялось отношение интеллигенции к революции в 1917 года. Вот, скажем, что писал Бальмонт 18 октября. Он, еще недавно сочинявший восторженные стихи о Феврале, отправляет жене письмо: «Мне надоело печататься в газетах, и я пишу теперь меньше, а скоро, верно, исполнится твое предсказание, что совсем замолчу. Я слишком глубоко презираю все, что делается теперь в России».

11. Валерий Никулин. Крестьянские промыслы на Северо-Западе России (вторая половина XIX — начало XX века). СПб.: Дмитрий Буланин, 2017

Северо-Запад России нельзя назвать зоной успешного сельского хозяйства. Мало того, в этих неприветливых местах без дополнительного заработка многие крестьяне были обречены на нищету. Здесь, как и во многих областях империи, заработок от промысла (несельскохозяйственного труда) составлял большую часть бюджета крестьянского хозяйстве. Промыслы делились на местные, не требующие менять место пребывания, и отхожие. Непосредственная близость крестьян к промышленной и административной столице в период бурного развития капитализма, а также строительство новых путей сообщения, вносит в традиционные подработки существенные коррективы, и этим книга особенно интересна. В дополнение к традиционным рыбному, кузнечному, гончарному и лесному промыслам появляются совершенно новые способы заработка.

12. Андрей Кофман. Под покровительством Сантьяго. Испанское завоевание Америки и судьбы знаменитых конкистадоров. СПб.: Издательство «Крига», 2017

Такие книги вызывают одновременно восхищение и грусть. Грусть связана с тем, что книга вышла только в 2017 году и не досталась пишущему эти строки 30 лет назад. Восхищение вызвано объемом, иллюстративным рядом, качеством печати, языком и масштабом работы. Такого исследования на русском языке еще не было. Андрей Кофман написал грандиозный труд размером в 1000 страниц. Он описывает покорение Центральной, частей Северной и Южной Америки. Автор объясняет, как испанцам удалось в короткий срок не только покорить, но и изучить незнакомые народы. Книга снабжена замечательными комментариями и совершенно роскошными иллюстрациями, подходит как наивному, так и искушенному читателю.

13. Россия накануне великих потрясений: Социально-экономический атлас. 1906–1914. Отв. ред. Валентин Шелохаев. М.: Кучково поле, 2017

Высказывание «В интернете все есть» отчасти справедливо, а фраза «энциклопедии умирают, потому что в электронном виде искать проще» справедливо полностью. Атлас — одно из оправданных и даже закономерных исключений. В семи главах (Население, Государство, Общество, Экономика, Благосостояние, Благотворительность, Культура) приведен огромный объем данных о восьми годах «благоденствия» империи от революции 1905 до начала Великой войны. Безусловно, данная книга необходима в первую очередь историку, но и непрофессионалу атлас поможет составить свое представление об этом периоде.

14. Сергей Нефедов. Уровень жизни населения и аграрное развитие России в 1900–1940 годах. М.: Издательский дом «Дело» РАНХиГС, 2017

Замечательное исследование, основанное на интересной гипотезе и огромном объеме статистических данных. Есть один долгий научный спор, который с соблюдением академической вежливости и дисциплины ведут два лагеря отечественных историков — «оптимисты» и «пессимисты». Если очень огрублять, то тезисы обоих лагерей выглядят так: первые считают — «если бы не революция, Россия была бы сейчас на среднеевропейском уровне благосостояния». А вторые утверждают: «если бы революции не было, Россия по уровню жизни принципиально отставала бы от Западных стран и, может, до нынешнего уровня не дотягивала бы». С. А. Нефедов имеет в этом споре свою четкую позицию: какую именно — узнаете из книги. Ясность аргументации, четкость концепции, сухость изложения делают книгу образцом современной исторической литературы.

15. Юлия Грибер. Градостроительная живопись и Казимир Малевич. М.: Издательство «Согласие», 2017

Про русский авангард написано, слава богу, много книг. Однако, не побоюсь этого слова, книга Грибер особенная. Ее уникальность заключается в «актуализации». Здесь рассматривается современное применение практик супрематистов. Их изучение открывает новые возможности для архитекторов и градостроителей. Оформление улиц Витебска к юбилею комитета по борьбе с безработицей в 1919 году выглядит приличней, интересней и современней, чем очередной Праздник мороженого на Тверском бульваре в 2016-м.

16. Карло Ратти, Мэтью Клодел. Город завтрашнего дня: Сенсоры, сети, хакеры и будущее городской жизни / Перевод с английского Е. Бондал. М.: Издательство Института Гайдара, 2017

Небольшая книга на тему, которая кажется уже избитой. Но нет! Авторы декларируют, что сейчас мы живем при очередной смене эпох городского устройства. Мысль не нова, греческий полис отличается от средневекового города за стенами, а ведь был еще город ренессанса, имперский город, город индустриальный. Сейчас город становится другим, постиндустриальным. Все это видят и понимают, но Ратти и Клодел, в отличие от правительства Москвы, считают, что изменение только началось. Авторы доказывают, и весьма наглядно, что города теперь не меняются «сверху»: времена Османов и Петра прошли, город меняют горожане, и их контакт с пространством — залог гармоничности изменений. Современный город нельзя выстроить и заселить, он выстраивается и заселяется сам, в этом его принципиальное отличие от имперского или индустриального.

17. Давид Бурлюк. Филонов. М.: Гилея, 2017

Здесь Филонова описывают в вычурной манере смеси раннего авангарда и Серебряного века. Книга рассказывает про ту среду, в которой Филонов родился как художник. А тот культурный творческий хаос, в котором формировался русский авангард, выглядел совсем не так однородно, как нам кажется спустя столетие. Книга была непонятна на Западе (издана в 1954 году), там мало кто знал про Филонова, русское искусство еще не вошло в моду. В СССР, где Бурлюк распространял рукописный вариант во время своего визита в 1956, книгу сочли неточными воспоминаниями, записанными забывчивым стариком. Так пусть же ее прочитают сейчас. Повесть снабжена замечательной статьей Владимира Полякова.

18. Себастьян Сми. Искусство соперничества: Четыре истории о дружбе, предательстве и революционных свершениях в искусств. Перевод с английского Н. Роговской. СПб.: Азбука-Аттикус, 2017

Дружба больших художников часто рождает негласное соперничество, вовсе не всегда благодушное. А по мнению обывателей — дружба двух гениев вообще всегда обречена. Так ли это? На примерах отношений: Дега и Мане, Матисса и Пикассо, Фрейда и Бэкона, Поллока и Де Кунинга изучаются дружба, конфликты, взаимное художественное влияние. Зритель ждет от двух талантливых людей ярких споров и скандалов, однако часто это конфликт групп поклонников, как в случае Лемешева и Козловского. Но два художника могут вступать в диалог произведениями, который незаметен и непонятен зрителям.

19. Клайв Стейплз Льюис, Джованни Калабрия. Соединенные духом и любовью. Латинские письма. Перевод Николая Эппле и Бориса Каячева. М.: Никея, 2017

24 письма Клайва Стейплза Льюиса Джованни Калабриа, католическому священнику из Вероны, 6 писем обратно и 9 писем К. С. Льюиса дону Педролло, который продолжал писать после смерти дона Калабрия. Переписка начинается по инициативе итальянца для выяснения позиций по вопросу единства церкви после войны. По причине незнания веронским корреспондентом английского языка переписка велась на латыни. Русское издание — билингва и содержит латинский оригинал. Благодаря стилистически безупречному переводу даже не знающий мертвого языка читатель погружается в замечательный образец уходящего эпистолярного жанра.

20. Евгений Ямбург. Беспощадный учитель: Педагогика non/fiction. М.: Бослен, 2017

Выдающийся педагог Евгений Ямбург утверждает, что вслед за сменой веков должен измениться и подход к образованию. Учитель не должен обходить неудобные темы, сглаживать углы — напротив, сейчас он должен предъявлять ученикам историю во всей ее беспощадности. Такой метод преподавания Ямбург называет (возможно, не очень точно) «педагогикой non/fiction». Книга состоит из множества, на первый взгляд, плохо связанных и структурированных по определенным темам арабесок. Воспоминания о войне в гостиной Камбуровой, письма Зинаиде Миркиной, анекдоты (не всегда веселые), анализ художественных произведений, рассказ о судьбах людей в ХХ веке и многое другое.

Читайте также

Книги, которые вы пропустили прошлым летом
Незаслуженно забытый non-fiction и один сборник стихов
19 сентября
Рецензии
40 книг 2016 года, на которые стоит обратить внимание
Самые интересные книги уходящего года: выбор «Горького»
26 декабря
Контекст
Найду, убью
Тридцать шестая и самая пронзительная книга Александра Бренера
5 сентября
Рецензии