В «Издательстве имени Н. И. Новикова» вышла книга о тонкой грани между разоблачением реального заговора и конспирологией: под одной обложкой собраны биографии и идеи Кэрролла Квигли, Энтони Саттона, Линдона Ларуша, Ноама Хомского и Гора Видала. «Горький» рассказывает об одной из самых странных книг года.

Адреас Брахрер. Американская мировая империя и ее роль в европейской истории ХХ века. СПб.: Издательство имени Н. И. Новикова, 2018

Они проникли в английскую политическую элиту, они контролируют влиятельнейшие газеты. Они вербуют в свои ряды самых толковых молодых людей. Они развязали англо-бурскую войну, они создавали негативный образ Германии перед Первой мировой войной и втянули в нее Англию, ее колонии и доминионы. Они диктовали условия в Версале, они вплоть до 1939 года утверждали, что с Гитлером можно договориться. После Второй мировой войны они переключили свое внимание с Англии на США. Именно они стали инициаторами антикоммунистической паранойи времен Маккарти. Они — это «группа Милнера», названная так в честь Альфреда Милнера, руководителя колониальной администрации в Южной Африке и министра в правительстве Ллойд-Джорджа. А у истоков создания группы стоял сам легендарный Сесил Родс.

Пойдем дальше: крупные финансовые компании с Уолл-Стрит финансировали большевиков. Зачем? Сложный вопрос — возможно, чтобы получить право на монопольную торговлю с СССР, которой они потом и занимались, способствуя советской индустриализации, и продолжали это делать в годы Холодной войны, перевооружая Советскую армию. Гитлер к власти пришел тоже благодаря помощи финансовой элиты Америки. Именно американские магнаты создали военную машину Вермахта. Наконец, все тот же Уолл-Стрит помог стать президентом Франклину Делано Рузвельту. И это лишь слухи, что Рузвельт был против Уолл-Стрит, на самом деле он тайный агент магнатов. Именно они подготовили его «Новый курс», и там есть «много сходного с экономической политикой фашистских и нацистских государств тогдашней Европы: он прежде всего удовлетворяет насущную потребность в социалистических и солидаристских формах хозяйствования, но закрепляет при этом господствующее положение гигантских экономических конгломератов».

Это одновременно странная и очень любопытная книга. Редкий случай, когда текст, являющийся по сути сборником статей о мыслителях и их теориях, читается столь увлекательно. Ну да, конечно, это же сплошные скандалы, интриги и разоблачения, в которых иногда, будто бы для галочки, цитируются Платон и Аристотель.

Итак, пятеро американских чудаков, бросивших вызов собственной стране, беспощадно критикуют ее внутреннюю и внешнюю политику и, намекая или открыто, сообщают о заговорах во власти: избирателю не все известно, правительство что-то скрывает. Одни критиковали власть справа, другие — слева, одни — настоящие звезды публицистики, другие мало известны за пределами академических и конспирологических кругов.

Номер один — Кэрролл Квигли (1910–1977), это он разоблачал группу Милнера, но он же был учителем Билла Клинтона. Номер два — Энтони Саттон (1925–2002). Саттон обвинял Уолл-Стрит в поддержке Рузвельта, Ленина и Гитлера, а затем и послевоенного Советского Союза. Потом он написал книгу о тайной организации выпускников Йеля «Череп и кости», которая обладает тайной властью над Америкой и миром. В частности, три американских президента были членами этой группировки: Тафт и два Буша. Цель «Черепа и костей» — установление абсолютного, всесильного государства. Номер три — Линдон Ларуш (род. 1922). Разработал дуалистическую теорию борьбы республиканского и олигархического принципов. Платон против Аристотеля, Прометей против Зевса, аполлонизм против дионисийства, Афины против Спарты, производство против торговли. Ларуш начинал как левый, а потом стал радикально правым, готовил боевиков и даже сидел в тюрьме. Наконец, два последних в первую очередь просто критики американской власти, но и они не чужды конспирологии: это кумир левых всего мира, лингвист Ноам Хомский (род. 1928) и знаменитый писатель Гор Видал (1925–2012).

Каждый из этой великолепной пятерки — по-своему выдающийся мыслитель. Каждый — немножечко сумасшедший. Все пять человек в той или иной степени подвергались травле со стороны своих оппонентов. Всех пятерых пытались маргинализовать. Все они прошли сложный путь. Вначале ты критикуешь нечто общепринятое, будь то решение властей страны или взгляды на историю, но критикуешь осторожно. Тебя слушают, тебе оппонируют. Потом ты начинаешь радикализоваться. Тебе кажется, что ты на пороге открытия, а в ответ твои книги перестают печатать. Теперь тебе не оппонируют, тебя просто смешивают с грязью. Ты все смелее нападаешь на устои общества, задаешь все более неприятные вопросы. И в какой-то момент твои гипотезы все больше начинают походить на безумные.

Отвлечемся на секундочку. Оглянемся вокруг. Конспирология и разнообразные теории заговоров столь плотно легли на российскую почву, стали частью политического и не только дискурса, вошли в речи государственных мужей, что кажутся отечественным изобретением. Меж тем лет 16 назад, когда после терактов 2001 года на русский язык стали переводить книги и статьи того же Хомского, казалось, что конспирология чисто американская черта. У нас же они интересовали только маргиналов. Рецензируемое издание как раз показывает всю глубину и важность конспирологии для американского общества. По сути, конспирология — часть механизма функционирования этого общества, в котором любому действию всегда обеспечено противодействие. Черта между теорией заговора и разоблачением реального заговора или его попыток почти незаметна. Читатель вправе верить, а вправе считать идеи героев книги не более чем игрой ума.

Читайте также

«Ведь наше правительство — не правительство Гитлера»
Всеволод Емелин о книге воспоминаний крестьянина Ивана Юрова
4 декабря
Рецензии
«Колоссальный опыт и счастье, что фюрер пробудил новую действительность»
Мартин Хайдеггер: симпатии к нацизму и забота о бытии
3 октября
Контекст
Анархия и почва
Сто лет роману Кнута Гамсуна «Соки земли»
21 февраля
Контекст