Жюри Гонкуровской премии обвинили в предвзятости

Французские СМИ указали на конфликт интересов, возникший при формировании длинного списка Гонкуровской премии этого года. В список вошел роман, написанный человеком, поддерживающим близкие отношения с одним из 10 членов Гонкуровской академии, из которых состоит жюри самой престижной литературной награды Франции, а сама эта женщина-академик опубликовала разгромную рецензию на роман конкурентки своего друга, также попавший в длинный список, сообщает The New York Times.

Писатель и критик Камилла Лорен (Camille Laurens), которая с прошлого года входит в состав жюри Гонкуровской премии, в середине сентября опубликовала в Le Monde критический фельетон, нацеленный против романа Анны Бере (Anne Berest) под названием «Почтовая открытка» («La Carte postale»). Как указало издание France Inter, статья Лорен написана в «неслыханно безжалостном» тоне и практически уничтожает произведение Бере, которое ранее попало в длинный список премии. «Почтовая открытка» рассказывает о судьбе еврейских беженцев во Франции в годы Второй мировой войны; Лорен характеризует эту книгу как «Шоа для идиотов», а ее статья, подчеркивает L’Obs, содержит ряд личных выпадов против Бере.

Между тем ранее, при составлении длинного списка этого года, Лорен проголосовала за включение в него романа «Дети Кадильяка» («Les enfants de Cadillac»), написанного Франсуа Нудельманом (François Noudelmann), с которым Лорен открыто поддерживает близкие отношения (в его книге сказано, что она «посвящается К. Л.»). «Дети Кадильяка» тоже касается темы европейского еврейства: по сюжету, дед рассказчика в начале ХХ века бежит из Литвы во Францию, спасаясь от еврейских погромов, а отец в 1940 году, попав в плен к немцам, опознан как еврей и оказывается в концлагере. По сути, романы Бере и Нудельмана оказались конкурентами в борьбе за премию, при этом «Почтовая открытка» успела собрать хорошую прессу и оказалась популярна у читателей, тогда как «Дети Кадильяка» пока не привлекли к себе внимания.

Во время голосования за включение «Детей Кадильяка» в лонг-лист Гонкуровской премии голоса жюри разделились следующим образом: семь членов, в том числе сама Лорен, проголосовали «за», трое, и среди них председатель жюри Дидье Декуэн (Didier Decoin), высказались против.

«Я полагал, что она не станет голосовать, — позже рассказал журналистам Декуэн. — Но она проголосовала. Это странно, но это ее дело». Филипп Клодель (Philippe Claudel), секретарь гонкуровского жюри, отдавший свой голос за роман Нудельмана, заметил, что не существует внутренних правил, которые запрещали бы Лорен голосовать в подобной ситуации. Кроме того, на решение остальных членов жюри повлиял тот факт, что Лорен и Нудельман не состоят в браке или официальном гражданском союзе.

Сама Лорен заявила, что никогда не скрывала своих отношений с Нудельманом и не просила других членов жюри читать его роман. По поводу своего отзыва на книгу Бере она заметила, что он был написан еще до того, как «Почтовая открытка» оказалась в длинном списке Гонкуровской премии. По словам Лорен, она часто пишет отрицательные отзывы на те или иные литературные произведения.

В мире французских литературных премий подобные примеры, связанные с конфликтом интересов и кумовством, — совсем не редкость, пишет The New York Times. В прежние годы от них страдала и репутация Гонкуровской премии (Дидье Декуэн, ставший академиком в 1995 году, говорит даже о «гонкуровской мафии» того периода). Однако после того, как в 2008 году академию возглавил Бернар Пиво (Bernard Pivot), Гонкуровская премия стала считаться самой объективной литературной наградой в стране. Пиво, в частности, настоял на том, чтобы в число членов жюри больше не входили сотрудники книжных издательств, а само членство в академии перестало быть пожизненным (с тех пор предельный возраст для академиков составляет 80 лет). Наконец, он добился, чтобы все члены жюри читали все книги, представленные на рассмотрение. Согласно подсчетам The New York Times, если до реформы Пиво ежегодно в среднем два академика из 10 были как-то связаны с лауреатом, то после 2008 года этот показатель снизился до одного человека.

С тех пор как в 2019 году Пиво вышел в отставку, литературный мир Франции обсуждал вопрос о том, сумеет ли Гонкуровская академия сохранить свои высокие стандарты объективности. Пиво, к которому журналисты обратились за комментариями относительно истории с Лорен, заявил, что был «удивлен» и «шокирован». По его словам, если бы председателем жюри был он, он бы не допустил, чтобы книга, написанная человеком, близким к одному из членов жюри, попала в длинный список.

Гонкуровская премия присуждается ежегодно за лучший роман, написанный на французском языке и опубликованный во Франции. Жюри формируется из членов Гонкуровской академии, основанной в 1900 году на основе завещаний братьев Эдмона и Жюля Гонкуров. Оно выбирает победителя из длинного списка, куда входят 16 романов, в несколько приемов, сокращая их число до 8, потом до 4, потом до одного. Каждое заседание по традиции проводится в парижском ресторане «Друан». Первая Гонкуровская премия была вручена в 1903 году, ее лауреатами становились такие писатели, как Марсель Пруст, Андре Мальро, Робер Мерль, Симона де Бовуар, Ромен Гари, Патрик Модиано, Джонатан Литтел, Мишель Уэльбек и другие. Хотя денежное вознаграждение победителю невелико (в прошлом году оно составило всего €10), премия, объявляемая в ноябре, приносит ему не только славу, но и значительные средства — его книга попадает в топ рождественских продаж и пользуется повышенным спросом. Так, роман «Аномалия» («L'Anomalie») Эрве ле Телье (Hervé Le Tellier), прошлогоднего лауреата, разошелся неслыханным для Франции тиражом — более миллиона экземпляров. Имя лауреата 2021 года будет названо 9 ноября.