Итальянцы защитили Данте от нелестных сравнений с Шекспиром

Культурная общественность Италии осудила статью, опубликованную в немецком издании Frankfurter Rundschau к Дню Данте, отмечаемому 25 марта. По мнению соотечественников автора «Божественной комедии», в ней содержатся неверные утверждения и несправедливые оценки — в частности, утверждается, что Данте «на световые годы» отстал от Шекспира, сообщает The Guardian.

Автор статьи, немецкий журналист Арно Видманн, назвал итальянский язык, на котором написана «Божественная комедия», устаревшим, усомнился в оригинальности сочинений Данте и подверг критике стремление поэта выносить строгие нравственные оценки персонажам своей поэмы (название статьи Видманна можно перевести с немецкого как «Данте: хорошее — в горшок, плохое — в мешок»).

Резче всего на эту публикацию ответил Эйке Шмидт, немецкий историк искусств и директор Галереи Уффици во Флоренции. Шмидт назвал журналиста FR невежей и добавил: «Видманн полагает, что влияние Данте на итальнский язык было не таким уж значительным, потому что детям в школе непонятны его тексты. Но это полная неправда. Не считая нескольких слов и теологических терминов, язык Данте абсолютно ясен и сегодня, в отличие от английского или немецкого языка XIV столетия». Министр культуры Италии Дарио Франческини твитнул в ответ на статью в FR строку из дантовского «Ада»: «Они не стоят слов: взгляни — и мимо!» (пер. Михаила Лозинского). В свою очередь Лука Серианни, итальянский лингвист и вице-президент Общества Данте Алигьери, назвал подход немецкого журналиста к вопросу о значении Данте и его поэзии «детским».

Видманн не отрицает того факта, что именно Данте первым использовал народный язык, или «вольгаре», для создания поэмы, посвященной высоким богословским и философским темам. Благодаря этому тосканский диалект автора «Комедии» лег в основу итальянского литературного языка, а Данте стали называть его отцом. Но, утверждает немецкий журналист, язык «Комедии» уже почти не понятен современным итальянским школьникам и не только им — даже те издания поэмы, которые рассчитаны на взрослых читателей, не могут обойтись без лингвистических комментариев, объясняющих устаревшие лексику и синтаксис.

В то же время Видманн пишет, что Данте как поэт не состоялся бы без иноземного влияния: итальянская любовная лирика сложилась в XIII века после того, как в начале этого столетия многие провансальские трубадуры перебрались в Италию, спасаясь от альбигойских войн (крестового похода, объявленного католической церковью для искоренения ереси катаров в Лангедоке, 1209–1229 гг.). Именно трубадуры с их французским языком, по мнению журналиста FR, научили Данте и его предшественников сочинять стихи. А идею написать поэму-видение о странствиях по загробному миру Данте мог почерпнуть из арабского текста, повествующего о путешествии пророка Мухаммада на небеса (предположение о том, что Данте мог знать арабский язык и был знаком с этим памятником, было выдвинуто еще в 1919 году; впрочем, большинство итальянским литературоведов его не разделяет).

При этом итальянский поэт, в каком бы жанре он ни выступал, утверждает журналист FR, все время соперничал с предшественниками и стремился их превзойти. Если трубадуры были не только поэтами, но еще и популярными певцами, то Данте хотел достичь такого же совершенства — только без музыки, в одной лишь поэзии. В этом Видманн видит важную особенность творческого метода Данте и полагает, что называть автора «Комедии» во всех отношениях оригинальным поэтом было бы несправедливо, прежде всего по отношению к нему самому.

Однако немецкий журналист находит и повод упрекнуть Данте. По его мнению, «Божественная комедия» была написана главным образом для того, чтобы поместить каждого из примерно шестисот ее персонажей в определенную точку на шкале добра и зла: столь масштабная и кропотливая работа могла вдохновляться, полагает Видманн, только удовольствием от самого процесса вынесения моральных оценок («хорошее — в горшок, плохое — в мешок»). Кроме того, пишет FR, мир «Божественной комедии» с его бестелесными душами намеренно выведен за рамки естественного человеческого опыта — земное как будто не интересовало Данте. В этом смысле полной антитезой его поэме можно назвать сочинение, написанное современником — «Книгу о разнообразии мира» Марко Поло. В конечном итоге, вспомнив про Шекспира, Видманн заявляет: «Шекспир с его аморализмом на световые годы современнее, чем Данте с его стремлением высказать мнение обо всем на свете и все подвергнуть суду с высоты своего морализма».

Данте Алигьери родился во Флоренции весной или летом 1265 года, а умер в изгнании, в Равенне, 14 сентября 1321 года. Мы не знаем точно, когда была написана «Божественная комедия», но считается, что Данте начал свою поэму не позже 1307 года и трудился над ней почти до самой смерти. Таким образом, в этом году «Божественной комедии» исполняется 700 лет. Днем Данте по традиции считается 25 марта, поскольку именно в этот день началось его воображаемое путешествие по загробному миру, длившееся ровно неделю. Принимая во внимание указанный в Библии средний возраст человеческой жизни — 70 лет, поэт приурочил свое видение к 1300 году, когда ему исполнилось 35, и начал «Комедию» словами: «Земную жизнь пройдя до половины, я очутился в сумрачном лесу».