Постоянный автор «Горького» Василий Владимирский внимательно следит за рецензиями на важнейшие отечественные и переводные новинки и раз в неделю представляет вашему вниманию дайджест в рубрике «Спорная книга». Сегодня речь пойдет о книге Джонатана Коу «Срединная Англия».

Джонатан Коу. Срединная Англия. М.: Фантом Пресс, 2019. Перевод с английского Шаши Мартыновой

Галина Юзефович в обзоре «Олимпиада как символ единения, критика власти и тоска по прошлому» («Медуза») подробно рассказывает, как сложилась в «Срединной Англии» судьба героев трилогии Джонатана Коу и приходит к выводу о сходстве расколотого политическими противоречиями современного английского общества с обществом российским:

«„Срединная Англия” Джонатана Коу <...> парадоксальным образом производит впечатление зеркала, в котором российский читатель имеет возможность во всех — в том числе самых неприглядных — подробностях рассмотреть самого себя и прилегающие окрестности. <...>

Открытие Олимпиады как последний момент сладкого национального слияния накануне долгого и болезненного разлада — не единственное, что роднит „Срединную Англию” с реалиями российской жизни. Сама интонация Джонатана Коу, при разговоре о Великобритании постоянно балансирующего на грани раздражения (кажется, особенно автора не устраивает английский климат) и умиленной нежности, желчной гордости и стыда, неприязни к правящей верхушке и вполне рефлексивного отсутствия собственной конструктивной программы, очень напоминает российскую манеру говорить и думать о родной стране. Даже то обстоятельство, что единственное противоядие от разобщенности Коу видит в непосредственных горизонтальных связях, сращивающих идеологические разломы (Софи любит своего мужа, а Дуг — свою подругу-тори несмотря на разницу во взглядах), изумительно созвучно нашим методам противостояния тотальному распаду.

Словом, несмотря на сугубо британские реалии, „Срединная Англия” Джонатана Коу — роман удивительно русский по духу и идеям. С поправкой, пожалуй, на то, что в России подобного романа — человечного, печального, остроактуального и и вместе с тем утешительно-безоценочного — пока нет и не предвидится».

Константин Мильчин в рецензии «Англичанке гадят: страдания мультикультуралистки в Британии» («Известия») сомневается в безоценочности новой книги Джонатана Коу — но ироническая, местами саркастическая интонация писателя, по мнению обозревателя, уравновешивает очевидную ангажированность:

«Роман „Срединная Англия” — левацкая агитка. Это прямо-таки манифест, под которым подпишутся люди левых, социалистических и социал-демократических взглядов всего Запада <...>. Но это очень остроумная и просто умная агитка, в которой по серьгам достается всем сестрам. Это спор мира, который страшно далек от народа, где занимаются очень узкими гуманитарными вопросами <...> с миром, где продают вилочные погрузчики. Представители этих миров редко встречаются между собой, хотя вроде бы они ездят в одних поездах и ходят по одним и тем же улицам. <...>

Но виноваты не простые люди. Виноваты политиканы, виноваты бывший премьер-министр Дэвид Кэмерон и его пустоголовые советчики, которые очень хотели выиграть выборы в парламент 2015 года. И чтобы отнять голоса у националистов, решили бросить правому избирателю кость — пообещать провести референдум. Решили, не имея плана ни как выиграть референдум, ни что делать в случае победы сторонников выхода из ЕС. <...> Что же до романа, то стоит отметить, что, во-первых, в этой рецензии пересказаны дай бог 15 % сюжетных линий и идей „Срединной Англии”, а во-вторых, что книга доставит искреннее удовольствие даже тем, кто имеет совсем отличные от Коу взгляды. Смеются тут вовсе не над вами».

Фото: esquire.ru

Арина Буковская в обзоре «Ссудный день настал. Три романа о том, куда катится мир» («Литературно») ставит роман Джонатана Коу в один ряд с дистопиями Линор Горалик и Чака Паланика и в то же время находит роман комфортным и специфически «английским»: «Если абсурдная антиутопия Паланика и горький постапокалипсис Горалик — для вас чересчур радикально, то „Срединная Англия” Коу, возможно, будет в самый раз. Это просторный, затягивающий, остроумный и сверхактуальный роман, в котором жизненные истории героев неразрывно связаны с политическими событиями Великобритании самых последних лет, вплоть до 2018-го. Иными словами, это роман про Брекзит. <...>

Коу пытается объяснить, что и почему у них произошло в июне 2016-го, когда Великобритания разделилась пополам, но та половина, которая проголосовала за выход из Евросоюза, оказалась все-таки чуточку большей. И если вы думаете, что это неинтересно, поскольку не про нас, то ошибаетесь: лишний раз поглядеть на соседей не через замыленное окошко телевизора — одновременно и поучительно, и очень увлекательно. К тому же как можно не кайфовать от романов про Англию с ее таким комфортным чувством дома, неторопливыми застольными беседами, гениальной самоиронией и невозмутимостью. Возможно, в результате современных социокультурных процессов все это и впрямь постепенно уходит из страны, но, к счастью, пока что не из романов Джонатана Коу».

В другом своем обзоре «Два новых английских романа о глобальных проблемах современности» («Профиль») та же Арина Буковская развивает свою мысль о Джонатане Коу как о продолжателе традиции классического романного жанра:

«Мы привыкли к романам, в которых жизнь нескольких поколений отдельно взятой семьи протекает в условиях глобальных исторических перемен. „Срединная Англия” — это как бы модификация такого жанра: здесь герои влюбляются, женятся и разводятся на фоне единственного социально-политического происшествия в Великобритании, а именно: недавнего решения о выходе страны из Евросоюза. События, по мнению писателя леволиберальных взглядов Джонатана Коу, столь же невозможного, сколь трагического. <...>

Джонатан Коу славится как беспощадный политический сатирик и одновременно как один из лучших представителей той самой большой английской прозы, которая иронична и нежна, умеет передавать нюансы и тонкости, создавать атмосферу и глубину. И в „Срединной Англии” все это присутствует. Так что читать этот неспешный роман можно просто ради удовольствия от такого английского ощущения дома (один из героев даже живет на перестроенной старинной мельнице у реки), обаятельных застольных бесед, умело созданного настроения. А заодно узнаете, есть ли жизнь после брекзита с точки зрения хорошего писателя, который об этом очень много думал».

Наконец, Наталья Кочеткова в обзоре «Погром и шатания» («Лента.ру») делится предположением, что британский писатель не столько следовал традиции, сколько проводил ревизию клишированного образа «старой доброй Англии», сознательно столкнув на страницах романа две принципиально разные эстетики:

Фото: Ogura Kyoko

«Коу, конечно, интересны не разные идеологии сами по себе, а момент их столкновения. Когда жена уходит от мужа, потому что он проголосовал за Brexit, а она — против. Когда университетский преподаватель становится жертвой травли в соцсетях, потому что студенты неверно истолковали его слова, адресованные девушке-трансгендеру. Когда из двух разных профессионалов повышение дают тому, который — женщина-азиатка, а не белый мужчина, и в этот момент даже у самых стойких носителей идей политкорректности закрадывается гадкое подозрение, что их оценивали не только по профессиональным качествам. Когда дочь уходит от отца-политического аналитика, потому что у него роман с тори, а дочь придерживается левых взглядов.

Вот эта бесконечная череда мелких и крупных конфликтов образа мысли и точек зрения и составляет ткань романа Коу. И как итог этого уравнения — сопоставление современной, раздираемой сомнениями и спорами страны, с теми идиллическими картинками, через которые ее часто представляют: кирпичные дома, уютные палисадники, милый сердцу Шир хоббита Бильбо, на который внезапно спустилась мгла внутренних противоречий».

* * *

Вот тут можно прочитать, как оценила «Срединную Англию» обозреватель «Горького» Лиза Биргер.

И обратите внимание на наше интервью с Джонатоном Коу.

Читайте также

«Шевчук взял свое дело из рук Шостаковича»
Соломон Волков о «Диалогах с Бродским», Евтушенко, мифах и социальном пафосе музыки
16 сентября
Контекст
«Тепло пропало, вода пропала, сон пропал»
Дискуссия о творчестве Иэна Макьюэна
6 июня
Контекст
«Бетховен был не настолько глуп, чтобы до старости восхищаться революцией»
Музыковед Лариса Кириллина о биографиях Бетховена и Генделя
16 февраля
Контекст