«Горький» продолжает цикл материалов о практиках чтения разных социальных и профессиональных групп — в прошлых выпусках можно было узнать об уральских рабочих, заключенных, авторах альманаха «Транслит», панках и барменах. В этот раз по просьбе «Горького» Мария Климова поговорила с полицейскими об их любимых писателях, а также о смерти профессора Дамблдора, лагерной литературе и книгах, которые пишут сами сотрудники МВД.

Глава пресс-службы МВД по Курганской области Елена Радаева

Я читаю книжки. Люблю разные, но в основном люблю прозу. Люблю прозу современную. Учитывая, что возраст у меня средний, скажем так (смеется), мне очень нравятся произведения Дины Рубиной. Буквально недавно Алексея Иванова для себя открыла, несколько произведений прочитала, мне его подруга посоветовала.

Еще мне очень понравилась книга, просто открытием стала для меня в литературе, это Гузель Яхина, «Зулейха открывает глаза». Она повествует о событиях времен раскулачивания, и главная героиня — порабощенная женщина Востока, она родилась там, где женщина вообще права голоса не имеет. Она жила с мужем и свекровью в доме, работала с утра до вечера. Название, конечно, аллегорическое — все вот эти процессы, которые происходили 100 лет назад в обществе, они ей раскрыли глаза не только на свою собственную жизнь, но вообще полностью поменяли ее образ жизни.

После раскулачивания героиня попадает в лагерь на Ангаре. Встречает там мужчину, с которым у нее завязываются отношения. Она встречает много людей. Ну представляете, какой там контингент — раскулаченные, политические и ссыльные. Начиная с интеллигенции, представителей которых она абсолютно не понимает, заканчивая крестьянами, которые всю жизнь работали и оказались там. Такая галерея, скажем так, людей, которые перед ней проходят. И очень интересно, как она это все видит. Человек без образования, фактически всю жизнь проживший в этом замкнутом мире — дом, муж, свекровь, труд. Она попадает совсем в другой мир. И хотя он не совсем радужный, для нее он совсем новый. Что мне еще понравилось — книга написана очень хорошим, грамотным русским языком, очень правильным русским языком. Читается вообще на одном дыхании. Я была в отпуске и до ночи сидела читала. Интересно заканчивается история героини тем, что у нее отношения завязываются с мужчиной, который при раскулачивании убил ее мужа. Он помогает в конце концов ее ребенку, у которого, как и у других детей, рожденных в ГУЛАГе, не было паспорта, документов, он помогает ему сделать нужные бумаги, чтобы он покинул этот лагерь, убежал в Питер и осуществил свою мечту — стал художником.

Другие истории про лагерную жизнь я не люблю. «Один день Ивана Денисовича» — нет, от такого я не фанатею, скажу сразу. «Зулейха открывает глаза» — это первая история лагерная, которая мне понравилась. Это не политизированное произведение, это судьба одного человека. Мне вот такое интересно.

У меня семья очень читающая. Бабушка у меня филолог, тетя в школе преподавала. Любовь к чтению мне привила именно бабушка. Читаю я, так же как и все, когда есть свободное время. В отпуске, на выходных. Особенно зимой, когда вечерами бывает нечем заняться. Ну и когда дети позволяют, конечно. Стараюсь, чтобы и сын читал тоже. Приучаю его. Читаю, например, сама книгу, потом думаю о том, понравится она молодежи или нет. И если чувствую, что ему это может быть интересно, то рекомендую что-то почитать.

Классика мне нравится, конечно. Бывает, что я читаю произведение современное и вижу, что там идет отсылка на какого-то автора из классики. И я понимаю, что я это произведение не читала, либо не помню его уже. И я потом возвращаюсь к этому автору и перечитываю. Например, когда моему сыну исполнилось 15 лет, мне стало интересно прочитать «Над пропастью во ржи». Вернуться снова к этому произведению и посмотреть другими глазами. И знаете, в 39 лет мне это понравилось гораздо больше, чем в 20 лет. Или вот однажды у меня к Маркесу проснулся интерес — я перечитала «Сто лет одиночества».

Конечно, не так важно, сколько книг за год удается прочитать, — количество прочитанного тут не важно. Я рада, когда мне в год удается хотя бы троих авторов для себя открыть, это уже хорошо.

Начальник отдела информации и общественных связей ГУ МВД России по Красноярскому краю Владимир Юрченко

Конечно, я могу поговорить про книги — я сам их пишу. Меня интересует в первую очередь научная фантастика, в основном это рассказы, небольшие повести, связанные с историей, в том числе Сибири. Либо о будущем, ближайшем будущем.

Я пишу под своим именем. Фантастика немного специфическая литература, поэтому свой мир существует: различными литературными объединениями проводятся конкурсы по заданной теме или просто на лучший фантастический рассказ, повесть. Из всей страны, насколько я знаю, ребята посылают работы. Комиссия, куда входят авторитетные писатели-фантасты, читает, выбирает лучшие. Затем приглашают. Я ездил в Москву, ездил в Крым, когда он еще был украинским, на международный конкурс. Там вручают призы, грамоты. Затем публикуют сборники, куда входят как состоявшиеся, так и начинающие писатели. Темы конкурсов разные — например, у одного московского издательства нужно было соединить такие разные жанры, как научная фантастика и фэнтези, в один.

Первый рассказ я написал в 2008 году, будучи еще оперативником уголовного розыска. Он был про мальчика, который умел летать. Я с этой тематикой никак не был связан, но знал главного фантаста страны Бориса Стругацкого, он тогда живой еще был. Набрался наглости и направил ему рассказ, и, к моему удивлению, его напечатали в журнале «Полдень. XXI век» буквально через два месяца.

Потом уже дальше я выходил в сборнике «Настоящая фантастика» и в других, в том числе местных. Фантастическая школа здесь достаточно серьезная. У нас здесь был такой писатель известный — Успенский. Он задался целью издать сборник рассказов красноярских фантастов, но, к сожалению, умер в конце 2014 года, и сборник издали уже в память о нем.

Я считаю главным фантастом России все-таки Ивана Ефремова. Во-первых, он научный фантаст, классический. Стругацкие — это один из столпов, но у них больше социально-философская фантастика, ближе к притчевой.

Отдельных книг я не издавал. Я сотрудник, я полицейский — мне особо заниматься этим некогда. Я мало пишу, поэтому не задавался целью какую-то отдельную книгу написать. И Красноярск — в этом плане — город… Не мало читают, просто специфика книгоиздания своя есть — тут больше исторический жанр, проза о жизни, современной жизни. Новинки я отслеживаю на местных книжных ярмарках. Да и вообще читаю много, начал читать еще до школы, мама была учительницей, отец — врач. Я в советской школе еще учился. Как и все ребята зачитывался Жюль Верном.

Учитывая, что я по первому образованию историк, книги очень мне важны. По второму образованию я не юрист, журналист скорее. Сейчас я предпочитаю научно-популярную литературу. История, палеонтология, генетика, биология, космос — это все меня интересует. Из современных писателей я читаю, допустим, Бориса Акунина, но только его направление, касающееся Эраста Фандорина. Акунин — наш Конан Дойль. Он навсегда останется в русской литературе как человек, написавший Фандорина. Как Конан Дойль остался человеком, написавшим рассказы о Шерлоке Холмсе. Они создали даже не какой-то образ, а, как сейчас модно говорить, бренд.

Александр Белов, инспектор по исполнению административного законодательства, Краснодарский край

На работу инспектора я не так давно перевелся. Работа такая: пэпээсники нарушителей ловят, мне протоколы сдают, а я проверяю обоснованность задержания, правильность заполнения документов. И потом передаю либо в суд, либо у себя в накопители складываю. У нас самая популярная статья — 20.20 и 20.21 КоАП (распитие алкогольных напитков и появление в общественных местах в состоянии опьянения). Ну и за мной числятся выявление фактов продажи алкоголя и табака несовершеннолетним, реализация без ИП и вот такое всякое. В день регистрирую несколько протоколов, потом занимаюсь своими текущими делами еще. По работе я читаю КоАП в основном.

С тех пор, как в полиции начал работать, я вообще ничего не читал. Брался за «Крестного отца», но из-за отсутствия времени и усталости после работы бросил. Пришел, поел и лег спать.

Мне раньше «Гарри Поттер» нравился, за три недели все книжки прочитал. Для меня это вообще рекорд, очень затянул. Я люблю приключенческую фантастику вообще. Моя любимая часть — «Гарри Поттер и Принц-полукровка». Это там где Дамблдор умирает. Ну не могу сказать, что мне его сильно жалко было, но часть самая захватывающая. Сейчас и родители дома перестали читать. Раньше — да, а сейчас у них тоже времени нет.

Из классиков я читал только этого… Жюль Верна. «Таинственный остров» — самая любимая книга. Типы убежали из тюрьмы на воздушном шаре, шар попал в потоки урагана, и они оказались на острове. Там они жили, познакомились с Немо, который доживал остатки своих дней. Они развили там сельское хозяйство, создали все удобства. Ну а потом они на субмарине «Наутилус» уплыли. Не знаю почему, но я люблю приключения.

А, вот еще, из современных я читал «Рыцари сорока островов». Это наш автор был, Лукьяненко. Но это аудиокнига была. Мне понравилось. А еще все части «Бригады» прочитал. Не помню, кто автор, но думаю, что книги сильно позже сериала получились. Кстати, можно меня Александром Беловым в тексте назвать [главный герой сериала «Бригада» — прим. ред.]. А то начальство мало ли чего скажет… Так и подпишите — Александр Белов.

Преподаватель кафедры социологии и политологии в Московском университете Министерства внутренних дел, полковник полиции Антон Моисеев

Я работаю на кафедре социологии и политологии и преподаю такие дисциплины, как социология, политология; молодежные субкультуры — у нас есть такая дисциплина для студентов специальности «Педагогика и психология девиантного поведения». Еще у нас есть дисциплина «Социальная политика», вот ее тоже веду. За год я прочитал по работе две серьезные книги, в том числе Джорджа Ритцера, это американский социолог такой. У него в «Праксисе» книжка вышла — «Макдональдизация общества 5». Это научная книга, посвящена современным социологическим теориям. Еще я читал книгу Юрия Осипова, бывшего президента Российской академии наук. Это если говорить о том, что я читал именно по работе.

Я читаю книги в метро. Мне подарили ридер, в нем оказалась уже забита книга Николая Островского «Как закалялась сталь». Я был знаком уже, конечно, с этой книгой, но тут прочитал ее от начала и до конца. Но если говорить о том, что мне особенно понравилось из недавно прочитанного — это, конечно, роман Рюрика Ивнева «Богема». Он сам по себе очень интересный человек. Во-первых, он достаточно долго прожил, а во-вторых, он был современником революции 1917 года и секретарем Анатолия Луначарского. При этом он писал стихи, общался с самыми разными людьми и был близким другом Сергея Есенина. Он общался с поэтами и литераторами самого разного лагеря. И он написал свои воспоминания о первом годе революции в виде художественного романа. Я прочитал его в этом году с большим удовольствием, это такой документальный роман, построенный на фактах. Вот его читал и дома, потому что меня очень захватила эта книга.

Если говорить о любимых книгах вообще, то в свое время на меня произвело впечатление произведение Сергея Малашкина. Он был очень популярен в 20–30-х годах, писал на злободневные молодежные темы. Мне подарили на день рождения, причем я в школе еще тогда учился, его автобиографическую книгу «В поисках юности». Я оказался под очень сильным от нее впечатлением. Он описывал, как он, будучи молодым человеком, участвовал в революционных событиях в Москве в 1905 году. Очень написано узнаваемо и жизненно, тем более что он описывает места, которые мне достаточно знакомы. Я даже специально сходил посмотреть на общежитие в Лиховом переулке, где они жили.

Окончив школу, я, как ни странно, приступил к чтению классики. То, что в школе я не читал, в университете и первые годы после его окончания читал — Толстого, Достоевского. Вот Достоевский на меня произвел впечатление. «Идиот», «Униженные и оскорбленные», «Бесы» в какой-то степени. Мой отец, когда перечитывал Достоевского, обнаружил мои пометки в книге. Оказывается, я их делал, когда читал. Я уже и сам об этом забыл.

На меня произвел впечатление Василий Белов. У него есть рассказы, посвященные жизни одного человека. У него непростые отношения с семьей, сам он строителем работает. Вспомнил название — «Воспитание по доктору Споку». А еще у него есть пьеса «Бессмертный Кощей». Прочитал с большим удовольствием. Конечно, много авторов, так всех сразу и не вспомнишь. Это и Владимир Богомолов «В августе сорок четвертого». Говоря о современных писателях, хочу отметить Михаила Елизарова. Читал его роман «Библиотекарь» и сборник рассказов «Нерж», он на меня произвел огромное впечатление. Смотрел совсем недавно большое интервью Гоблина с ним и слежу за его творчеством. В 2013 году купил роман писателя, который по списку КПРФ в Госдуму избрался. Сергей Шаргунов его зовут, я обычно книги просматриваю, а тут втянулся с первой страницы. Виктора Пелевина я книжки видел, листал. Читать мне его сложно.

Помощник оперативного дежурного отдела МВД Ставропольского края Дмитрий Д.

Я в последнее время почти не читаю совсем, постоянно на работе. Вот завтра, например, обещали очередной конец света, который по счету — не знаю, но обещали. Мне об этом событии доложил первым местный пьяница, позвонив по телефону 02. Он спросил, успеет ли он снять и пропить пенсию.

Недавно читал Есенина. Ну мне иногда нравится еще Маяковский немного. А так я не большой фанат книг. Как сказал мне дежурный: «Вот бы взять какую-нибудь книжку, завалиться на диван и почитать, я так давно не читал». И я его понял — я тоже. Не потому, что нет времени, а может, и поэтому.

В детстве я больше читал. В основном научно-популярная литература меня интересовала, разумеется. Сама идея другой концепции мира мне симпатична. Но и наличие в обыденной жизни чего-то необычного, чего-то, что выходит за рамки восприятия, мне мила. Вообще, если взять реальность, то я иногда прихожу к такому выводу что где-то, в одной ключевой точке вселенной, я повернул не туда. И вот я тут.

Мне нравились Стругацкие. Да, они тяжелы для восприятия. После них, я помню, остается осадок ******** [обреченности]. Да, это ****** [тяжелый] осадок, за это их и любят люди. Вообще, почему-то я помню ощущение от книг, а не их содержимое.

Еще вот на днях (может, пару дней назад) я нашел аудио-книгу Маркеса «Полковнику никто не пишет». Но не осилил — уснул, хотя «Сто лет одиночества» была ничего так.
Читать — это, конечно, хорошо, но получение информации не только в буквенных символах. Да, это полезней для мозга, не спорю. Но ведь есть еще аудиоисточники и видео. Я вот ****** [очень преданный] любитель разного кино и музыки. Так что это и есть моя замена книг. Когда я перестал читать, я стал слушать и смотреть.

Старший юрисконсульт межмуниципального отдела управления МВД по республике Алтай Татьяна Захарова

Я с молодости люблю зарубежную литературу, но не современную. Я приверженец старой школы литераторов. Вы авторов наверняка знаете — это Оноре де Бальзак, Флобер, Элизабет Гаскелл и прочие. Это все эпоха романтизма, это то, что ближе моему сердцу, так скажем. Я изучала эту литературу в университете. К сожалению, я в себе это отмечаю, что я как-то русскую литературу, ну за исключением самых известных авторов, самых настоящих гениев, я ее как-то обхожу стороной. Хотя в последнее время исправляюсь — Василия Быкова перечитывала. Пытаюсь быть патриотом в этом смысле (смеется). Недавно ознакомилась с романом «Фарисейка» Франсуа Мориака. Узнала, что такое понятие, как «фарисейство», вообще существует.

Самая моя любимая — «Гордость и предубеждение» Джейн Остин. Я ее раза два перечитала, если не больше. Понимаете, если сравнивать манеру письма мужскую и женскую, то видна разница. Женщине проще понять другую женщину. Так есть и в литературе. Изложение текста, его построение, чувства — все, что описывает женщина, с упоением читаешь. В этом произведении очень много других ключевых моментов, привязанных как раз к той эпохе, когда было произведение написано. Но она настолько актуальна и на сегодняшний день, что я не устаю ее читать и, наверное, еще несколько раз перечитаю.

Конечно, бывает, задерживаюсь на работе и тогда только пару страничек успеваю прочитать. В основном в отпуске удается. Люблю очень новые книги, люблю их запах, запах краски. Дочерей приучаю к чтению, конечно. Меня так воспитывали, нас учили так в школе и университете, что книга — это кладезь знаний. Никогда интернет и средства связи чтения не заменят. Старшая дочь у нас начала книги листать с 10 месяцев; это, естественно, были книги по возрасту. До лет полутора, до двух она не порвала ни одной книги. Она запоминала прочитанное мной, а потом листала и рассказывала по картинкам истории сама себе. На ночь я дочерям читаю, конечно. Любимая книга у нас сейчас «Простоквашино».

Для меня книга — это отдых. Самое любимое мое времяпрепровождение — в кресле на улице, с книгой и стаканом горячего чая. Это просто предел мечтаний.

Инспектор по особым поручениям отдела информации и общественных связей управления МВД по Иркутской области Анна Ткач

Мой выбор профессии был определен еще в школе: я с детства любила детективы Агаты Кристи — соответственно, выбрала направление «Юриспруденция». Сейчас, конечно, я стараюсь следить за авторами российскими: Алексей Иванов мне очень нравится, Виктор Пелевин «Empire V», Захар Прилепин и его «Обитель». Сейчас «Взвод» читаю, одну из последних книг его. В свое время очень нравились книги Эфраима Севелы, Сергея Довлатова. Все, что у них есть, я все прочла. Все книги прочла Ю Несбё, так как это очень хорошие такие детективные истории, захватывающие.

Я стараюсь в отпуске много уделять внимание чтению. В течение отпуска я стараюсь прочитывать порядка пяти книг. Смотрю по новинкам и потом прочитываю. А бывает так, что открываешь книгу, она тебя захватила, и буквально за вечер ее можешь прокрутить.

В книгах мне нравится совокупность факторов; бывают вещи, которые сложно написаны, например, у Алексея Иванова романы со старорусскими оборотами, уральским диалектом. Если сюжет захватывает, то литературные авторские изыски, которые применяются, они не смущают.

Начальник управления организации деятельности участковых уполномоченных управления по Тюменской области Александр Приходько

Мне очень много приходится общаться с людьми как по телефону, так и при личных встречах. По обращениям можно книги писать. Люди все разные, разного склада и разного состояния души, бывают и не совсем здоровые. Самое время Фрейду разбираться в таких делах, а не нам с психологией. Каждый день поступает от 5 до 10 обращений граждан с изложением всевозможных фактов, всяких разных событий. Просьбы оказать помощь, принять меры и так далее.

Чтение позволяет отвлечься, погрузиться в происходящее. Когда книгу держишь в руках и на мониторе — это две большие разницы. Восприятие совсем другое, ощущение того, что текст, который можно подержать в руках, можно пока отложить, как-то проанализировать. На мониторе не так воспринимается. На социальные сети я не отвлекаюсь, использую их только по работе.

Сейчас я в очередной раз перечитываю «Плаху» Чингиза Айтматова. Восприятие, когда мне было 16 лет, было одно, на сегодняшний день оно другое. В книге рассказывается про волчицу Акбару и про волка. Они были в степях, потом туда пришли охотники, несколько волков погибли. И там это все перекликается с жизнью лиц, которые являются гонцами за наркотиками в казахстанских степях. Там очень интересно рассказывается про людей, которые занимаются сбором этих наркотиков в конопляных полях, какова их судьба, какова их жизнь. Это такая смысловая книга. Мне нравится, как жизнь глазами этих волков описывается. Или вот «Мастер и Маргарита» — своеобразная книга. Ее человеку либо дано прочитать, либо нет. Если первые страницы прочел и сразу она не пошла, значит, читать ее бесполезно. Там тоже интересные суждения — жизнь Мастера пересекается с жизнью Маргариты, все это пересекается с Евангелием. Или вот Виктор Суворов, например, книга «Контроль», про военную разведку, про службу ГРУ. Мне интересна такая тематика.

Часто попадаются книги — описания происходящего в 1990-е годы, их пишут на основе документов. Темы в них касаются и политической ситуации, и правоохранительных органов. Они документальные, основаны на документальных событиях, на воспоминаниях участников событий, их видении, их суждениях, выводах самого автора. Их сейчас достаточное количество стало появляться.

По работе очень много идет литературы самой разной, научные статьи публикуются в изданиях МВД — журнал «Участковый», «Вестник МВД». В них есть тематики по разным направлениям деятельности. Положительный передовой опыт. Много воспоминаний сотрудников, которые работали участковыми. Журнал «Полиция» тоже изучаем.

Читайте также

«Эдуард Вениаминович мне заменяет психотерапевта»  
Что кроме рэпа читают Баста, Децл, Олег ЛСП и другие рэперы
7 июля
Контекст
Что и как читают современные метафизики
Натэлла Сперанская, Олег Телемский и «Катабазия»
29 мая
Контекст
«Книги — это что-то вроде порталов»
Гипермедиа и садовые альпинарии: что и как читают авторы альманаха «Транслит»
21 ноября
Контекст