Иркутск — один из самых литературных городов России. О нем писали Бродский и Чехов, Твардовский и Эренбург, в городе и области родились Вампилов и Распутин, Бородин и Евтушенко, здесь на речной барке поэты устроили свой штаб, а в одной из школ выпускал свой рукописный журнал тайный кружок есенистов. В преддверии Иркутского международного книжного фестиваля «Горький» попросил двух иркутян, историка Алексея Петрова и библиографа Римму Михееву, написать литературный путеводитель по городу. Проект подготовлен при участии компании 2ГИС.

Каждый объект можно посмотреть в 2ГИС и проложить до него маршрут

Аэропорт «Иркутск»
В конце весны 1961 года Иосиф Бродский (1940–1996) отправился в геологическую экспедицию в Якутию. В аэропорту Иркутска он провел четыре часа. Через год Бродский написал об этом стихотворение:

«Я ждал автобус в городе Иркутске
пил воду, замурованную в кране,
глотал позеленевшие закуски
в ночи в аэродромном ресторане.
Я пробуждался от авиагрома
и танцевал под гул радиовальса,
потом катил я по аэродрому
и от земли печально отрывался.
И вот летел над облаком атласным,
себя как прежде чувствуя бездомным,
твердил, вися над бездною прекрасной:
все дело в одиночестве бездонном.
Не следует настаивать на жизни
страдальческой из горького упрямства.
Чужбина так же сродственна отчизне,
как тупику соседствует пространство».

По одной из версий, это первое (если не единственное) посвященное аэропортам стихотворение, написанное лауреатом Нобелевской премии по литературе.

Ул. Сибирских партизан, 32
Здесь в июньский вечер 1976 года молодые люди сидели на лавочках и пели под гитару. В том числе — песни Владимира Высоцкого (1938–1980). Они не знали, что в тот момент Высоцкий находился в квартире 27 в гостях у своего друга Леонида Мончинского. А потом Высоцкий вышел на балкон и сам спел несколько песен. Один из жильцов, Виктор, которому тогда было 24 года, позднее вспоминал: «Мы сидели на той лавочке, как раз напротив окна. Деревья были с меня ростом, то есть просматривался балкон полностью…на четвертом этаже увидели двух мужчин. Один из них вдруг запел. Обратили внимание: как похож на Высоцкого голос, и все замолчали, и свои гитары заглушили». Сейчас на доме установлена мемориальная доска.

Ул. Фурье, 1а
Антон Чехов (1860–1904), молодой врач и еще мало кому известный драматург, прибыл в Иркутск с тремя другими путниками 4 июня 1890 года. Здесь он остановился в гостинице «Амурское подворье» на углу Большой и Котельниковской улиц. В то время отель был пятым по ранжиру, то есть не самым крутым в Иркутске. Большинство сибирских городов язвительный Чехов обругал, но Иркутском он остался доволен. «Иркутск превосходный город. Совсем интеллигентный. Театр, музей, городской сад с музыкой, хорошие гостиницы… Нет уродливых заборов, нелепых вывесок и пустырей с надписями о том, что нельзя останавливаться. В Иркутске рессорные пролетки. Он лучше Екатеринбурга и Томска. Совсем Европа».

Ул. Володарского, 1
Здесь в тридцатые годы располагалась школа №6, ученики которой стали первыми в СССР детьми, самостоятельно написавшими книгу под названием «База курносых». Ее писали 32 пионера, как мальчики так и девочки. Младшему было 10, старшему — 15. Под руководством поэта Ивана Ивановича Молчанова-Сибирского дети описали свою жизнь, рассказали о себе, школе, пионерских лагерях, Сибири. Книга вышла 6 июля 1934 года десятитысячным тиражом. В августе 1934-го школьников премировали поездкой на экскурсию в Москву, пригласили на открытие Первого съезда писателей СССР и даже предоставили слово для приветствия. Они побывали у Максима Горького дома и на его даче в Горках. Вернувшись в Иркутск, молодые авторы рассказали о поездке в своей второй книжке «В гостях у Горького», которая вышла в Иркутске в 1936 году.

Сам Максим Горький (1868–1936) никогда не был в Иркутске, но он очень активно присутствует в топонимике города. 7 ноября 1920 года улица Харлампиевская по постановлению горсовета рабочих и крестьянских депутатов была переименована в улицу Горького. 4 февраля 1940 года на карте города появился поселок Горького, ранее называвшийся Селиванихой. Ныне он входит в состав Ленинского округа. Три улицы поселка, называвшиеся Линейными, стали называться 1, 2 и 3-ей Горьковскими.

В центре Иркутска, на пересечении улиц Ленина и Горького, стоит бюст писателя, который из-за шикарных усов называют в шутку «Ницше».

Рабочего штаба, 24
В 1929 году здесь, в заброшенном ныне здании, располагалась 20-я школа. В ней выходил подпольный журнал поклонников творчества Сергея Есенина (1895–1925) «Черные крылья», куда писал целый коллектив авторов, взявших псевдонимы (орфография сохранена) Надежда смерти, Яшка Безучастный, Висилица Жизни, Былое слово, Сашка отживший, Надежда Напрасная. Местная газета «Власть труда» тогда цитировала статью Николая Бухарина: «В целом есенинщина — это отвратительная напудренная и нагло раскрашенная российская матерщина, обильно смоченная пьяными слезами и оттого еще более гнусная». В школу пришла проверка. 18 школьников вычислили сразу, а с ними за компанию и учителя географии Владимира Черемных, который, по словам детей, был страстным поклонником Есенина и много рассказывал о нем своим ученикам.

Железнодорожный вокзал Иркутск–Пассажирский
Варлам Шаламов (1907–1982) возвращался в Москву через Иркутск. Именно здесь, на вокзале, он дал себе эту клятву ничего не забыть. Вот как он об этом писал: «На Иркутском вокзале я лег под свет электрической лампочки, ясный и резкий… Все было привычно: паровозные гудки, двигавшиеся вагоны, вокзал, милиционер, базар около вокзала — как будто я видел только многолетний сон и сейчас проснулся. И я испугался, и холодный пот выступил на коже. Я испугался страшной силе человека — желанию и умению забывать. Я увидел, что готов забыть, вычеркнуть двадцать лет из своей жизни. И каких лет! И когда я это понял, я победил сам себя. Я знал, что я не позволю моей памяти забыть все, что я видел. И я успокоился и уснул».

Иерусалимский парк
До Революции здесь располагалось Иерусалимское кладбище. Сейчас от него сохранилось всего две могилы — декабриста Иосифа Поджио (1792–1848) и известного иркутского журналиста и литератора Михаила Загоскина (1830–1904). Треть свой жизни Михаил Васильевич отдал журналистике и литературе. Он редактировал «Иркутские губернские ведомости», первую частную сибирскую газету «Амур», газету «Сибирь», сотрудничал в «Восточном обозрении». Будучи членом Географического общества, редактировал его «Записки» и «Известия». 3агоскину принадлежит ряд важных исследовательских работ: «Заметки о быте поселян Иркутского уезда», «Десять лет в сибирской деревне» (1890), «Одна из сибирских общин» (1891), «Ответы на программу ИРГО для собирания народных юридических обычаев» (1891), а также рассказы и роман «Магистр».

Ул. Дальневосточная, 57а
Здесь провел последние годы жизни великий драматург Александр Вампилов (1937–1972). Вампилов трагически погиб: его лодка перевернулась в месте, где Ангара вытекает из Байкала. Там, на берегу, установлен памятный знак, а могила драматурга находится на Радищевском кладбище. Сейчас в Иркутске активно работает Культурный центр, названный именем Вампилова, есть Областной фонд Вампилова. С 1987 года в Иркутске проводятся театральные фестивали: сперва «Вампиловские дни», затем «Байкальские встречи у Вампилова», теперь «Всероссийский фестиваль современной драматургии имени Александра Вампилова». 20 сентября 2003 года в скверике у здания Иркутского драматического театра имени Н. Охлопкова был открыт памятник драматургу (скульптор М. Переяславец, архитектор А. Гнездилов). Памятник выполнен из бронзы, постамент из гранита, он первый в городе, установленный на частные деньги. Первую тысячу долларов на памятник дал известный политик Борис Немцов.

Ул. Сухэ-Батора, 17
Здесь с 16 по 18 ноября 1884 года Владимир Короленко (1853–1921) проживал в отеле «Деко» на углу Большой и Тихвинской улиц. За четыре года до того Короленко уже был в Иркутске, но тогда он находился в Иркутском тюремном замке. Теперь же он возвращался из якутской ссылки. Отель был известен в Иркутске как заведение, основанное польскими ссыльными. Владельцем гостиницы с рестораном был участник варшавского восстания 1863 года Казимеж Трэпка, а управляющим — другой польский ссыльный, Деко.

Ул. Байкальская, 121
Во дворе школы номер 21 находится тополиная аллея, которую ученики посадили в июне 1941 года. Одним из школьников был Марк Сергеев (1926–1997), известный поэт и прозаик. Большинство его одноклассников погибло на войне. Самое известное стихотворение Сергеева —«Баллада о тополях».

…Клим Щербаков! —
И тополь —
пятый справа —
ответит:
— Пал в боях за Ленинград.
— Степан Черных! —
И выйдет тополь третий.
— Матвей Кузьмин! —
Шагнет двадцать второй…
Нас было
двадцать шесть
на белом свете —
мы впятером
с войны
вернулись в строй.

Ул. Ленина, 1а
12 июня 1994 года в Иркутск приехал Александр Солженицын (1918–2008). Он ехал с Дальнего Востока через всю страну на поезде в двух вагонах. В первом вагоне размещалась его семья — жена и сыновья, во втором — американские журналисты. В Иркутске Солженицын побывал на встрече с горожанами в Доме политпросвещения по адресу Российская, 20, после которой более двух часов раздавал автографы, в двух школах и на Иркутском авиазаводе. А в доме правительства, что как раз стоит в начале улицы Ленина, он беседовал с первым всенародно избранным губернатором области Юрием Ножиковым.

Берег Ангары
Валерий Перелешин (настоящая фамилия Салатко-Петрище) родился 20 июля 1913 года в Иркутске, в семье железнодорожного служащего, став наследником старинного польско-белорусского рода. Детство его прошло в Иркутске, а затем в Чите и Санкт-Петербурге, откуда он вместе с младшим братом в семилетнем возрасте был вывезен матерью в Харбин. После долгой жизни в Китае, он уехал в Бразилию, где умер 1992 году.

Вот одно из его стихотворений:

За свечой в тени — Засвечье,
За шестком — в углу — Запечье,
За спиной — ничком — Заплечье,
За рекой — свистком — Заречье,
Заболотье, Задубровье,
Заозерье, Заостровье,
Забайкалье, Заангарье,
Забурунье, Заполярье,
Заамурье, Заонежье,
Заграничье, Зарубежье,
Забездомье, Заизгнанье,
Завеликоокеанье,
Забразилье, Запланетье
За-двадцатое-столетье.

Ул. Чехова, 22
Центральный рынок Иркутска появился на этом месте в начале ХХ столетия. О нем писали иркутский летописец Нит Романов (1871–1842); автор «Плутонии» и «Земли Санникова» Владимир Обручев (1863–1956); Антон Чехов; поэт, лауреат Госпремии СССР Анатолий Преловский (1934–2008), а Анатолий Кузнецов, автор знаменитого «Бабьего Яра», в повести «Продолжение легенды» писал о рынке с восторгом: «Боже ты мой, чего только не продается на белом свете! Рыба — да такая, что в Москве и не увидишь! Мясо всех сортов, кедровые орехи, соленые огурцы, бочки с медом, квашеная капуста и мука. Веселый шум, гам, толкучка, зазывания!».

А вот как описывал рынок Юрий Нагибин (1920–1994) в повести «Встань и иди»: «В крытых рядах было царство зелени. Павлиньими шлейфами свешивалась с прилавков ботва крупной, с голову ребенка, свеклы, и под стать ей брюквы и репы, прямо на земле валялись расколотые чаши тыкв; гирлянды луковиц в мертвой, сухой одеже соотносились с живой плотью моркови; петрушки, огурцов, помидоров, редиса, как сухие бессмертники с нежной жизнью других цветов. В огромных кадках, в темной жиже, проросшей, казалось, плавающим поверху желтоватым укропом, пряно благоухали всевозможные соленья; связки сухих грибов висели вперемежку со связками сушеных яблок, груш, слив, — и как же все это пахло под жарким иркутским солнцем! Дальше шли рыбные ряды, источавшие столь мощную вонь, что без дела туда не зайдешь. Там сверкала серебром свежая рыба и смуглым золотом — копчености; там царил — гордость Иркутска — истекающий медленным, янтарным жиром омуль…»

Ул. Сухэ-Батора, 1а / Сухэ-Батора, 3
Здесь в небольшом домике около собора Богоявления на углу Тихвинской и Набережной Ангары родился Павел Нилин (1908–1981), известный советский писатель. Сейчас на месте дома стоит огромное здание ПАО «Иркутскэнерго». Вот что писал Нилин об Иркутске:

«Город спал в сизой мгле, город, полный тревог, огорчений и надежд, противоречий и сложностей, большой сибирский губернский город, в котором все время клокочут страсти, клокочут даже в те часы, когда кажется, что город спит. В этом городе всегда, как во всем мире, были воры, грабители, убийцы. Но должны ли они быть всегда? Всегда ли сильный будет обижать слабого? Слабый всегда ли будет хитрить, чтобы обмануть сильного? Всегда ли человеческую жизнь будут омрачать звериные нравы?»

Ул. 5-й армии, 36
Здесь находилось Иркутское отделение Союза Писателей СССР. В 1950 году его посетили Илья Эренбург (1891–1967) и Пабло Неруда (1904–1973) во время своей поездки в Китай. Эренбург вспоминал: «В сентябре 1951 года я поехал в Китай вместе с Пабло Нерудой. С нами поехали жена Пабло, Делия, и Люба. До Иркутска мы ехали поездом — Пабло хотел хотя бы из окна вагона увидеть Сибирь. Мы остановились в Иркутске, встретились там с писателями. Неруде захотелось поглядеть на Байкал — он говорил, что мечтал об этом еще в молодости. Мы поехали на ихтиологическую станцию; нам показывали диковинных глубоководных рыб. Пабло потребовал, чтоб ему дали их попробовать. К счастью, в зажаренном виде трудно отличить виды рыб, и Неруда ел с аппетитом, конечно, не те диковины, которые плавали в аквариуме».

Здесь, в Иркутском отделении Союза писателей, начался творческий путь известного иркутского поэта Анатолия Кобенкова. Отсюда 1972 году повезли в последний путь Александра Вампилова. В начале 1980-х Союз писателей переедет в «Дом со львами» по адресу Степана Разина, 40, а старое деревянное здание снесут.

Бульвар Гагарина, 4
Здесь в 1879 год попал в местную больницу известный поэт Иннокентий Омулевский (1836–1883). Получив известие о смерти отца, он приехал из Санкт-Петербурга в Иркутск. Это произошло накануне страшного июньского пожара, когда выгорел почти весь город. Сгорел и дом, оставленный в наследство отцом поэту. От отчаяния, нужды и безденежья Омулевский (настоящая фамилия поэта — Федоров) заболел.

Сохранился «Больничный экспромт», посвященный популярному тогда в Иркутске врачу А.Ф. Красикову, помеченный так: «9 октября 1879 г. Иркутск, гражданская больница Кузнецова, 12 палата, вечером:

«В российской столице решили,
Что ум мой достоин поэта;
В Иркутске меня уложили
В больничную койку за это».

Ровно через год Омулевский покидает Иркутск и больше сюда уже не вернется. В январе 1884 года он скончался, оставив семью в полной нищете. В нескольких номерах подряд газета Н. Ядринцева «Восточное обозрение», выходившая в то время в Петербурге, посмертно публикует стихи Омулевского и печатает его незавершенный фельетон о нашем городе:

«…Хочу потолковать о тебе, мой родной город, насквозь пропитанный омулями, обывательской ленью и полицейской безурядицей, о тебе, кичливый Иркутск, не сумевший до сих пор завести у себя сколько-нибудь порядочного освещения, не собиравшийся вымостить своих пыльных и грязных улиц».

А вот его стихи о том времени:

«…Все системы шатки –
И, поверьте, прочны
В мире только взятки!»

Ул. Карла Маркса, 1
Здесь в здании Иркутского государственного университета учился Леонид Бородин (1938–2011). Писатель родился в Иркутске. После окончания средней школы Бородин поступил в милицейскую школу в г. Елабуге, откуда ушел в 1956 году, после XX съезда партии, подвергшего критике культ личности Сталина. Позднее он писал, что в это время «заболел идеей правды», заболел настолько, что ни о чем ином и думать не мог. Поиски правды начались в Иркутском университете, на историко-филологический факультет которого он поступил в 1957 году. Через полгода Бородин был исключен из университета за попытку создания полуподпольного студенческого кружка, ориентированного на выработку идей и предложений «по улучшению комсомола и партии». Его исключили и из комсомола. А вскоре начнутся совсем другие университеты. В 1965 году Бородина приговорили к шести годам лишения свободы. Родной город Бородин не забыл: «…мы-то доподлинно знаем, что главный город Сибири — Иркутск, что стоит на самой красивой реке в мире, посередине между Москвой и Тихим океаном…»

Плотина ГЭС
8 июня 1956 года состоялось перекрытие плотины Иркутской ГЭС, самой крупной стройки своего времени. За стройкой внимательно следил Александр Твардовский (1910–1971), который описал увиденное в поэме «За далью — даль».

Работам ночь не помешала,
Забыто было есть и пить,
И смена смене не желала
Добром штурвалы уступить.

Начальник «АнгараГЭСстроя» Андрей Бочкин в своих воспоминаниях пишет: «Только одному человеку во время перекрытия смены предусмотрено не было. Это я говорю о Твардовском, Конечно, у каждого было свое дело в те дни, и я за ним не следил, но только взглянешь на камень, им облюбованный, а он все там. Кто-то ему приносил камень на обед и даже чекушку, словно он и правду был на таком посту, который нельзя оставить».

Улица Ленина, 23
В 1916 году иркутян оповестили: «26 марта, в 1-м общественном собрании читает Бальмонт». «Светлый бог спустился со столичного Олимпа, сел на Пегаса и прискакал в столицу Сибири, Иркутск» — сообщали местные газеты о приезде поэта в город. Авторы биографии Константина Бальмонта (1867–1942), вышедшей в 2014 году в серии «Жизнь Замечательных Людей», Павел Куприяновский и Наталья Молчанова пишут, что «Иркутск принимал его радушно». Однако сам автор, скорее всего, думал иначе. 1 апреля из Читы он писал: «И сегодня иду читать с удовольствием, ибо вчера убедился, что здешняя публика стоит того, чтобы перед ней выступать, — написал он. —  Так страшно несоразмерны города. Иркутск, например, мне очень не понравился, что-то в нем противное, хотя публики было много. Здесь публики меньше, но я чувствую настоящих людей».

В иркутской прессе столетней давности усилиями журналиста Юлии Сергеевой найдено три стихотворения Бальмонта: «Тоска», «Не из радости» и посвящение неизвестному офицеру, начинающееся со слов «Зачем молчу…».

Ул. 5-й Армии, 67
Здесь с 1979 по 2015 годы жил Валентин Распутин (1937–2015). Писатель Анатолий Заболоцкий вместе с другом приезжал в 1979 году на БАМ и на обратном пути решил позвонить Распутину. «Он дружелюбно пригласил на чай, был радостно возбужден: „Академику (Галазию) и общественности удалось договориться закрыть комбинат, отравляющий Байкал”. Уже за полночь, провожая нас до гостиницы, подвел к набережной Ангары. Здесь я впервые увидел, насколько прозрачна вода в этой реке. „Всего 12–20 км Ангара жива, дальше плотина губит реку”, — говорил Валентин. Провожать его обратно он не позволил. „Я дома. Кому я помеха?” — и потрогал простенькие польские джинсы. Леша тут же вставил: „А пиджачок-то на тебе лайковый — дорогой?” Валентин засмеялся и ушел.

Мы улетели в Москву. В конце зимы слышу в издательстве обсуждают: Распутина зверски избили, джинсы сняли, передают „вражьи голоса” почти сразу после случившегося. По телефону узнаю: польские х/б забрали, а лайковый пиджак грабителям не понадобился. „Голоса” не сообщали, что голову проломили, как Есенину. Валя простил обидчиков до суда и просил не упоминать пишущих про эту беду».

Ул. Карла Маркса, 47
Здесь, в Доме офицеров, 29 августа 1948 года состоялась встреча молодых воинов с Иваном Молчановым, Константином Седых и Юрием Левитанским.

Все три имени известны не только в Иркутске. Иван Молчанов-Сибирский (1903–1958) более десяти лет возглавлял местное отделение Союза писателей СССР, а через три года после смерти, в 1961 году, его имя было присвоено одной из крупнейших региональных библиотек Сибири – Иркутской областной научной библиотеке.

Константин Седых (1908–1979) — почетный гражданин города Иркутска, автор известного романа о гражданской войне в Забайкалье «Даурия», который выдержал свыше ста переизданий, в том числе на многих иностранных языках.

Юрий Левитанский (1922–1996) — известный поэт, первый стихотворный сборник которого вышел в 1948 году в Иркутске.

Бульвар Гагарина, 24
Здесь в 1920 году в Иркутске появилось первое в Восточной Сибири объединение молодых талантливых стихотворцев. Кружок поэтов собирался на квартире Артура Куле (псевдоним Анчаров), который жил на барке, стоявшей на приколе у Белого дома, бывшей резиденции генерал-губернаторов. Отсюда и название литературного объединения — «Барка поэтов».

Что делали авторы? Один из участников — поэт и журналист Андриан Голянковский (более известный как Андриан Вечерний) — писал: «Было очень пестро. Увлекались Александром Блоком, а еще больше Кузьминым (крыло эстетов). Но и помимо того, чего тут только не было: и японская поэзия, и гражданские мотивы, и театр марионеток, и порнография, и ритмическая гимнастика, и философские фрагменты».

Жизнь творческого объединения была недолгой. Уже к началу 1923 года оно прекратило свое существование, поскольку большинство его активных участников покинуло Иркутск. Игорь Славнин уехал в Ленинград, но уже в 1925 году трагически погиб, утонув под Самарой. Нина Хабиас была обвинена в антисоветской агитации, сидела в Сиблаге. Генрих Блюменфельд уехал в Ленинград, Александр Мейсельман стал ученым-востоковедом.

Иркутский авиационный техникум
Ул. Ленина, 7

В 1805 году в этом здании была открыта одна из первых иркутских гимназий. В ней учился Иван Калашников (1797–1863) — «Сибирский Купер», как называли его современники; иркутянин по рождению, будущий знаменитый на всю Россию писатель. Он известен как автор первого сибирского романа «Дочь купца Колобова», написанного в 1832 году, а еще благодаря удивительному историческому казусу — в 1841 году Калашников опубликовал роман под названием «Автомат». Скончался Иван Тимофеевич в Петербурге в 1863 году, дописывая «Записки иркутского жителя». Своего читателя «Записки…» увидели только в 1905 году.

ул. Сухэ-Батора, 15
Сюда, в Иркутское театральное училище, в 1966 году приехал поступать молодой уроженец Черемхово Владимир Гуркин (1951–2010). И провалился. По его собственным словам, комиссия попросила изобразить обезьяну. «Изобразил. Посмеялись и решили: езжай в свое Черемхово, подрасти еще и приезжай через годик. Понимаете, обидно, что сам виноват. Показал им обезьянку-детеныша, вот они и решили, что я маленький. Надо было сыграть гориллу, меня бы взяли. А я — мартышку…» Гуркин поступил со второго раза, именно в Иркутском театральном училище он встретил свою будущую супругу Людмилу. Гуркин стал прославленным драматургом, его самое известное произведение — это, конечно же, «Любовь и голуби».

Перекресток улиц Декабрьских событий и Советская
Здесь стоит танк Т-34. В 1983 году уроженец Иркутской области Евгений Евтушенко (1932–2017) решил рассказать о своем военном детстве в фильме «Детский сад». На какое-то время одна из центральных улиц Иркутска — Грязнова — стала съемочной площадкой. Тут даже устроили искусственный снегопад. Танк стал одним из героев фильма, и его на несколько дней сняли с постамента. К ужасу местных жителей, которые думали, что реликвию украли.

Вот как запомнила тот день жительница Иркутска: «Подъезжая как раз к танку, Анна почувствовала — что-то не так. Чего-то не хватает. Впрочем, чего именно не хватает, она поняла быстро. Танка не было. Постамент стоял пустой. А теперь представьте себе: начало 80-х годов, перестройкой еще и не пахнет, комсомол в самом расцвете, партия — само собой. И вдруг в самом центре Иркутска за одну ночь исчезает не просто памятник — фактически реликвия. Анна бросилась к телефону-автомату, благо две копейки завалялись в кармане плаща. — Женя! — взволнованным шепотом кричала она в трубку. — Танк исчез!»

Ул. Байкальская, 69
Бразильский писатель Паоло Коэльо (1947) был в Иркутске четыре дня в мае 2006 года. Он останавливался в отеле «Европа». В один из вечеров в ресторане гостиницы он устроил закрытую вечеринку для своих читателей. Было приглашено 40 человек. Их отбирал сам Коэльо на своей автограф-сессии, критериями были оригинальность вопросов, знание английского и улыбка. Участники встречи рассказывали, что двухметровый телохранитель писателя не отходил от него ни на минуту. Водку Коэльо не пил — не спеша потягивал бокал красного полусухого вина, но зато отмерил 50 граммов в рюмочку своему директору. На столе были тарталетки с сыром, копченой колбасой, рыбой и оливками. Многие налегали на фаршированную рыбу с грецкими орехами и фрукты. Пили в основном красное вино и натуральные соки: апельсиновый и персиковый. Сам писатель закусывал бутербродами с красной рыбой и за вечер выкурил пару обычных сигарет с фильтром.

Ул. Богдана Хмельницкого, 1
Здесь жила поэт Елена Жилкина (1902–1997), которую называли иркутской Ахматовой. Ее судьба была непростой. Елена Викторовна родилась в Листвянке в семье управляющего судоверфью. В 1931 году она окончила Иркутский университет, работала учительницей в Забайкалье и Иркутске, занималась журналистикой, пробовала писать. Первая публикация была в 1925 году, а в 1943 вышел ее сборник «Верность». Как последовательница Ахматовой, она оказалась в опале у властей. 15 лет, с 1943 по 1958, Жилкину нигде не печатали. Ее уволили с работы и отказали в квартире. Лишь в 1958-м вышла ее книжка «Сердце не забывает», а затем последовали новые сборники — «Парус», «Сентябрь, «Островок», «Родные ветры», «Пора листопада», «После вьюги», «Земные дни» и сборник «Заморозки» в московском издательстве «Современник». Анатолий Кобенков так написал портрет Жилкиной: «Есть поэты, удивительно похожие на свои стихи и книги. Елена Викторовна не просто похожа на свои стихи — она едина с ними… в жизни она добра, наивна, сентиментальна, улыбчива, нетороплива. Ее обыденная речь удивляет своей ритмической выстроенностью, ее поэтическая речь, наоборот, не столь ровна, ритмически прихотлива… и все-таки Жилкина пишет всегда так, как живет, — негромко, но безоглядно…»

Ул. Карла Маркса, 11
Здание известно иркутянам как «Дом с глобусом». В 1920-е годы здесь находилась редакция газеты «Власть труда», а сейчас — администрация Иркутского областного краеведческого музея. В 1923 году молодой поэт Иосиф Уткин (1903–1944) принес сюда свои первые стихи «Детям улиц». Вскоре он покинет родной город. Уткин был участником Великой Отечественной войны, сперва как солдат, а после тяжелого ранения он стал корреспондентом Совинформбюро. В 1944 году он отправится в командировку за линию фронта, в партизанский отряд, и погибнет на обратном пути в авиакатастрофе. В городе долгие годы существовала премия Иркутского комсомола имени Иосифа Уткина для молодых авторов, которую получали в свое время Валентин Распутин и Александр Вампилов.

Читайте также

Краткая литературная история Иркутска
Иркутские читатели и писатели с конца XVIII века и до наших дней
18 мая
Контекст
Нефть в обмен на ничего
Как осваивали Сибирь и что из этого вышло
27 февраля
Рецензии
Пеплум великих побед
О новом романе Алексея Иванова
20 февраля
Рецензии