Китай растет, книжная индустрия воюет с библиотеками, Европа борется с научными издательствами — обзор противоречивых новостей о книжных финансах и электронном книгоиздании от Владимира Харитонова.

Начало года — настоящее время подведения итогов. В конце года ведь еще ничего не ясно. Собрать все данные о производстве и продажах — дело не быстрое. Вот, например, Российская книжная палата еще молчит. И я ее очень хорошо понимаю. Это ведь только для красного словца говорят, что гонцов не наказывают за плохие вести. А на самом деле ведь могут и в Минкульт передать. Зато китайцам, например, стесняться нечего.

Китайская книжная революция

Этот заголовок не я придумал. Это так рассказывает о том, что происходит в книжной отрасли страны, Международное радио Китая. Слова, конечно, очень громкие, но показатели прошлого года и правда неплохие. В прошлом году общие доходы отрасли, как пишет агентство Синьхуа, выросли на 6 % — до 54 млрд долларов. Чтобы примерно понимать масштаб: это на 37 % больше объема книжно-журнального рынка США и примерно в 50 раз больше всей книжной индустрии России. При этом 43 % денег китайским издателям поступает от розничной торговли (рост на 11 % за год), то есть от книжных магазинов, количество которых в прошлом году выросло на 4,3 %. И теперь их около 225 тысяч. Это примерно в сто раз больше, чем в США или в России. Откуда бы столько? Оказывается, еще два года назад в Китае все региональные власти «ввели меры по поддержке книжных магазинов». Забавно, что эти меры не ограничиваются тем, что выходит какой-нибудь чиновник и говорит: «Мы поддерживаем книжные магазины!». Смешно, но они и правда их поддерживают. Вот, например, в Пекине каждому книжному магазину досталось в прошлом году по 50 тысяч долларов. Каждому. По 50 тысяч баксов. Чтобы были.

Честно признаюсь, я не знаю, как это правильно прокомментировать, учитывая, что свежий закон сенатора Клишаса скоро запретит оскорблять власть в неприличной форме. Попробую так: «Китайский народ под руководством мудрого председателя Си Цзиньпина считает, что великое будущее народа напрямую зависит от того, насколько он образован и начитан. Сознавая это, руководство Китайской народной республики и руководители на местах уделяют особое внимание…» Или так: «Экономическая политика современного Китая во многом совпадает с точкой зрения экономистов леволиберальной школы, которые полагают, что лучший способ подъема индустрии — это стимулирование спроса на продукцию. А чтобы создать этот спрос, нужны не только налоговые вычеты и прямые дотации потребителям, но и вложение в инфраструктуру, в том числе в организацию дистрибуции…»

Книжный магазин «Янгжоу Жонгшуг» в Ханчжоу

Фото: Shao Feng

Или так: «Китайских чиновников, случается, расстреливают, поэтому они, помимо естественной для этого сословия стремления к коррупции, вынуждены делать и действительно полезные вещи…» О! Смотрите! У меня получилось ничего не сказать про федеральную программу поддержки чтения в Российской Федерации! А ведь в одном только Шанхае 3 800 книжных магазинов. Шанхай, конечно, почти в два раза больше Москвы, да и Москва при Собянине стала, как известно, значительно более прекрасной, но одно дело 1 магазин на 7 тысяч жителей, а другое — на 75 тысяч. А если еще добавить к этому, что, по словам директора Государственной публичной исторической библиотеки Михаила Афанасьева, в России за последние три года прекратили свою деятельность порядка 1 500 муниципальных библиотек, то картина поддержки чтения в России вырисовывается сама собой, без всяких оскорблений в неприличной форме.

Книжная индустрия против цифрового проката в библиотеках

С другой стороны, надо отдать должное и российской индустрии: она тоже вносит свой особый вклад в поддержку чтения. Представители индустрии мгновенно отреагировали на инициативу «Сколково» внести в Гражданский кодекс поправки, которые позволили бы библиотекам предоставлять удаленный и единичный доступ к оцифрованным копиям книг. В законопроекте «Сколково» два важных момента: разрешить библиотекам 1) предоставлять удаленный доступ к электронным копиям книг при условии невозможности копирования и без извлечения прибыли по принципу «одна копия — один читатель» (сейчас это можно делать только в стенах библиотеки) и 2) делать копии всех книг (сейчас это можно делать только с книгами, не переиздававшимися более 10 лет).

Аргументы представителей индустрии довольно противоречивы. В частности, в качестве положительного примера они приводят провальный проект Национальной электронной библиотеки, который, однако, как раз и предполагает предоставление удаленного доступа к электронным копиям, а во-вторых, не способен развиваться, потому что издатели не в состоянии обеспечить сколько-нибудь адекватное пополнение его каталога, руководствуясь действующими положениями права, требующими получения отдельной лицензии на такое дополнительное использование произведений. Все дело в том, что до сих пор подавляющее большинство изданий в России (и прежде всего малотиражных, к которым относятся практически все научные книги) выпускается издателями только на бумаге. Издателям просто не приходит в голову договариваться с авторами еще и на электронные права.

Самый смешной аргумент Ассоциации защиты авторских прав в интернете, которая вступилась за издателей, — это отсутствие технологий, препятствующих копированию книг. И они, в общем, правы: ни бумажная книга, ни электронная книга никак и ничем не защищены от сканера. Среди технологий так называемой защиты от копирования есть как более навязчивые и утомительные для пользователя — типа Adobe DRM, так и почти незаметные, хотя и столь же эффективные, как у Amazon или Bookmate. Но все эти технологии могут только создавать большее или меньшее количество препонов, которые осложняют копирование электронных книг, но не могут исключить его совсем. И ровно так же невозможно запретить копирование бумажной книги, продается она в магазине или выдается в читальном зале. И стоит ли тогда усложнять? Вот, например, монополист на розничном рынке электронных книг в России практически вообще не заморачивается защитой книг от копирования и продает их просто так, файлами, — хоть укопируйся. Что и делают те недобросовестные (или очень наивные) покупатели электронных книг на «Литресе», тут же заливающие их в пиратские файлохранилища. И остановить этот процесс невозможно в принципе, и тем более так называемыми блокировками.

В этой истории есть и примечательный аспект. Россия совсем не одинока в своем движении к более справедливому и открытому доступу к знаниям и культурному наследию. В сущности, законопроект «Сколково» предлагает ввести на уровне закона примерно такой же способ обращения с цифровыми копиями книг, который в рамках механизма добросовестного использования (fair use) пытается внедрить американский Internet Archive и сотрудничающие с ним библиотеки. «Архив интернета», основанный бывшим владельцем известного статсервиса Alexa Брюстером Кале, занимается архивированием веба и собиранием всевозможного контента, который находится в общественном достоянии или опубликован под свободными лицензиями. Сейчас в каталогах «Архива» 347 млрд веб-страниц (это самая большая в мире поисковая машина по истории интернета), 20 млн книг, 5 млн видеозаписей, 5 млн аудиозаписей (включая тысячи оцифрованных виниловых пластинок), почти 2 млн ТВ-передач, сотни тысяч старых компьютерных игр и многое другое. «Архив» вместе с парой десятков крупнейших американских публичных и университетских библиотек выступили с инициативой «контролируемого цифрового проката», подразумевающего примерно то же самое, что предлагает «Сколково»: если библиотека уже когда-то купила один экземпляр книги, то может распорядиться им по своему разумению в рамках добросовестного использования, а значит, и оцифровать его, а потом удаленно выдать почитать — но только в одном экземпляре. Инициаторы «контролируемого цифрового проката» отдельно отмечают, что такой прокат должен касаться в первую очередь тех произведений, которые издатели не лицензируют для электронного доступа. Точь-в-точь как в России.

И точь-в-точь как в России, последовала реакция лобби правообладателей, у которых вызывает острую аллергию любое незначительное отклонение в сторону от статус-кво. Свои возражения уже выдвинула Гильдия писателей США, к которой оперативно присоединились английский Союз писателей и Союз писателей Канады. И не только сформулировала, но и пригрозила, что подаст в суд на «Архив интернета» и Open Library, если те не прекратят практику контролируемого цифрового проката. Интересно, что все эти представители индустрии не видят, что главная угроза их благосостоянию вовсе не библиотеки и какой-то там — прямо скажем, мало кому, кроме ученых и студентов, то есть будущих ученых, нужный — цифровой прокат, а сами эти ученые.

Plan S. Не всё так быстро

«Горький» уже писал о европейском Plan S по переходу ко всеобщему научному счастью — обязательному открытому доступу к научным публикациям и их распространению на основе свободных лицензий. Сам по себе Plan S — инициатива всего лишь дюжины национальных научных фондов нескольких европейских стран. Ее, конечно, поддержала Еврокомиссия, но, как уже посчитали эксперты, финансирование фондов воплощается всего лишь в 3,5 % всех научных публикаций. Перспективы этого плана напрямую зависят от позиции, которую займут аналогичные институты в других странах, особенно в тех, чей вклад в науку особенно значим. Примерно таким был вклад разных стран в общую копилку научных публикаций в 2016 году:

К концу 2018 года «за» Plan S уже успели выступить Китай. В пользу того, что и Индия, «скорее всего», присоединится к Plan S, высказался научный советник индийского правительства. То есть примерно ¼ всех научных публикаций в мире скоро может оказаться полностью в открытом доступе.

В США к Plan S из научных фондов однозначно присоединились только фонд Wellcome и фонд Гейтсов. Кроме того, выразили свою поддержку система университетов Калифорнии и Массачусетский технологический институт. Федеральные научные фонды США, которые уже пять лет как требуют открывать доступ к финансируемым ими научным статьям спустя год после их публикации, заявили, что пока им и так хорошо. Канадский научный фонд сказал, что ему надо все обдумать. Российский фонд фундаментальных исследований присоединяться к инициативе европейцев не планирует. (Не могу не заметить, что с научным планированием в России вообще какая-то сказка с говорящими растениями и скачущими грибами. Это, опять же, если прилично выражаться.) Южная Африка сказала, что, наверное, «за», но тоже еще подумает. Представитель научного фонда Японии заявил, что ученые проявляют к этому интерес, но пока фонд ничего не планирует и будет следить за происходящим. В Латинской Америке открытый доступ всячески поддерживают, но тоже пока будут внимательно следить, что там в Европе.

В Европе, кстати, всё по-разному. У Германии, например, оказался в рукаве свой собственный Plan S под названием «проект DEAL» — договор, который трем основным научным издателям предложил консорциум 700 крупнейших научных институтов и библиотек. Суть договора простая: консорциум платит некую сумму, издатели печатают статьи немецких ученых, немедленно выкладывая их в открытый доступ, и открывают немцам доступ ко всем своим архивам с 1997 года. На сделку уже согласилось издательство Wiley, третий в мире по количеству научных журналов издатель. Не Plan S, но, в общем, тоже хорошо. Впрочем, до 2020 года, когда Plan S должен вступить в действие, еще есть немного времени, так что баланс тех, кто наблюдает (а против Plan S никто, кроме научных издателей, выступить не решился), и тех, кто его поддерживает, очевидно, изменится.

Электронные книги в публичных библиотеках

Идея доступа к электронным книгам (в противоположность их приобретению) легче всего, что логично, приживается среди посетителей библиотек. Крупнейший в мире агрегатор электронных книг для публичных библиотек OverDrive успел в январе похвастаться своими успехами в 2018 году. Компания обслуживает 43 тысячи публичных библиотек и школ в 70 странах (по преимуществу в США и Канаде, но также в Европе и Юго-Восточной Азии). И в 2018 году эти библиотеки выдали своим пользователям 274 млн электронных и аудиокниг — на 22 % больше, чем в предыдущем году. Рост, говорят в OverDrive, самый заметный за последние четыре года. Собственно электронных книг было выдано 185 млн — на 19 % больше, чем прошлом году (привет, кстати, всем, кто считает, что электронные книги уже никого не интересуют), а аудиокниг — 88 млн (на 29 % больше). Растет не только количество выданных книг, но и количество самих читателей электронных книг: в прошлом году их стало на 15 % больше. Поскольку публичные библиотеки с электронным контентом работают по принципу «один файл в одни руки», то читателям приходится стоять в очереди, как и за бумажными книгами. К концу года в списке ожидания 107 млн книг (+28 %). Такой большой отложенный спрос — хороший показатель дальнейшего роста.

Читайте также

Бесплатные учебники, Киберленинка и неавторизованная дистрибуция контента
Новости книжного рынка и электронного книгоиздания от Владимира Харитонова
6 октября
Контекст
Лучшее в литературном интернете
12 самых интересных ссылок недели
16 сентября
Контекст
Нас спасут только инопланетяне
Новости книжного рынка и электронного книгоиздания от Владимира Харитонова
8 октября
Контекст