Меню

5 книг о том, как обстоит дело с рождаемостью в России

5 книг о том, как обстоит дело с рождаемостью в России

Раз в несколько лет появляются сообщения о том, что Россия проходит через сложный демографический период. Последний раз это прозвучало в январском Послании президента Федеральному собранию, и нынешний виток борьбы с низкой рождаемостью, по оценкам экспертов, обойдется бюджету в полмиллиарда рублей. Оставим в стороне то, что нынешнюю демографическую политику можно интерпретировать как сведение семьи к ее репродуктивной функции. Основная проблема в этом контексте — сомнения демографов в том, что экономические меры поддержки семьи могут стимулировать увеличение рождаемости, поскольку ее снижение — результат необратимой демографической революции, связанной с изменениями на уровне норм и установок. Для того, чтобы понять, как это произошло и что из этого следует, можно прочесть любую из этих пяти книг, а лучше — все сразу.

Сергей Капица — автор математической модели гиперболического роста численности населения Земли. Главная причина начать погружение в тему рождаемости с его работы «Парадоксы роста» в том, что демографические процессы, происходящие в России, неразрывны с глобальными изменениями. Более того, снижение рождаемости в России (как и в других западных странах) может рассматриваться как часть механизма самоорганизации человечества в попытке справиться с перенаселением планеты с помощью перехода от взрывного роста к поддержанию постоянной численности населения. Этот переход дается нелегко, и именно в этом автор видит кризис воспроизводства населения в развитых странах.

Снижение рождаемости в западных странах — результат двух демографических переходов. Толчком к первому стал эпидемиологический переход, который привел к снижению младенческой и детской смертности. Суть второго — в трансформации «классической» семьи в результате разрыва единства сексуального, матримониального и прокреативного поведения. Один из самых известных демографов России Анатолий Григорьевич Вишневский в своей работе «Демографическая революция» рассказывает о сути вынесенного в заголовок феномена и параллельно развенчивает многие мифы о рождаемости — в частности, о преобладании в прошлом многодетных семей, их большей «ценности» и т. д.

Ежегодно Институт демографии НИУ ВШЭ выпускает сборник аналитических докладов, посвященных демографическим процессам в современной России; последний — на основе данных 2017 года. Это уникальный по своему содержанию материал: в нем не только отражена вся статистика, но и, например, дается список международных баз данных с полной информацией о формировании семьи и рождаемости в России и других странах. Но я рекомендую обратить внимание на раздел, посвященный семейной политике в мире и в России, и, в частности, на раздел «Выводы для политиков», к которым, будем надеяться, они прислушаются.

В этой работе представлен популярно-социологический взгляд на проблему рождаемости и материнства. Книга написана на основе обзора существующих исследований материнства, глубинных интервью с женщинами, имеющими детей, и бездетными (к сожалению, лишь из круга знакомых автора), а также включает социокультурный анализ образа семьи и матери в кинематографе и литературе. Основой вывод заключается в повышении «цены материнства» за счет распространения концепции «интенсивного родительства»: требования к тому, как воспитывать детей, настолько повысились, что выполнить их можно, если заводить не более одного-двух. В том числе и потому, что модель, при которой один из родителей (как правило, мать) полностью посвящает себя только семье, не является возможной и однозначно одобряемой даже в России.

Распад Советского Союза открыл «эру выбора» не только на рынке товаров и услуг, но и на уровне частной жизни, что привело к расширению допустимых моделей отношений и семьи и изменению представлений о гендерных ролях. С другой стороны, рост экономического неравенства и распространение идеологического консерватизма приводит к появлению «нового старого» идеала гендерных отношений, который по сути является возвращением к «буржуазной модели семьи»: с мужем-кормильцем и женой — хранительницей очага. В контексте рождаемости особый интерес представляют глава под авторством М. Исуповой и Л. Эттвуд, посвященная причинам, которые определяют решение женщины завести ребенка или не делать этого, а также работа А. Темкиной и Е. Здравомысловой о том, как концепция ответственного материнства повлияла не только на процесс воспитания детей, но и на период, предшествующий их рождению. Речь в первую очередь идет о тщательном планировании самой беременности: женщины (чаще из «среднего класса») буквально начинают «копить» на рождение ребенка, чтобы позволить себе выбрать клинику, врача, формат «совместных родов» и др.

Подпишитесь на рассылку «Пятничный Горький»
Мы будем присылать подборку лучших материалов за неделю