Меню

5 книг о том, что такое ментальная география

5 книг о том, что такое ментальная география

В послевоенные годы существовала идея создания самостоятельной науки геософии. Это знание, кстати, я почерпнул из первой книги, которую планирую порекомендовать вам, но обо всем по порядку. Так вот, идея данной науки заключалась в том, что даже сейчас, когда все материки и острова в мире открыты, географам все равно есть над чем работать. То, как мы мыслим окружающий мир, меняет наше поведение в нем. В этом случае изучение наших внутренних представлений об окружающей действительности не менее важно, чем нанесение на карту месторождений полезных ископаемых или топографическая съемка местности. Все это часть реальности, в которой мы живем, которую меняем и которая меняет нас.

Чтобы понять, в какой реальности живет человек, был придуман метод ментальных карт. Он сводится к тому, что человеку предлагают нарисовать карту того или иного места (района, города и т. п.) — хотя, как можно узнать из статьи, которую я посоветую ниже, порой дело обстоит более сложным образом.

Зародившись как часть анализа территориальной идентичности в психологии, метод ментальных карт быстро перекочевал в социологические и географические науки. Отличие было в том, что в психологии карта была вторичным инструментом, иллюстрацией к эссе, а в географии встала, что неудивительно, на первое место.

В итоге получился занятный исследовательский инструмент, позволяющий заглянуть внутрь пространственных представлений индивидуума или даже группы. Как и со многими качественными методами, отдельный вопрос — как интерпретировать полученные данные. На этот счет есть различные идеи.

Основа метода в том, что, рисуя ментальную карту, пользователь сам производит процесс генерализации данных. Ему нужно решать, какие объекты он положит на карту, а какие оставит без внимания. Именно этот процесс выбора и анализируется: что оказалось достойным упоминания, а что забылось за ненадобностью.

Главный плюс метода — в его неизбитости. Карта — непривычный язык, на котором умеют разговаривать географы, геологи, урбанисты и некоторые архитекторы, но для большинства это нечто необычное и новое. На неизвестном языке всегда сложнее врать. Нет «социально одобряемых карт» или сенситивных способов изображения. И пока это остается так, ментальные карты будут помогать делать открытия.

Даже не книга, а энциклопедия, вобравшая в себя и структурировавшая все возможные исследовательские подходы на стыке когнитивных и социальных наук, с одной стороны, и географии — с другой. Ментальным картам посвящен небольшой раздел, но в нем сконцентрированы все необходимые исследователю ссылки на работы по данной тематике.

Работа Голда представляет собой своеобразную сводку базовых понятий и направлений исследования в области поведенческой географии. В ней рассматриваются основы психологии, история становления поведенческих аспектов деятельности человека, парадигмы индивидуального восприятия пространства, развитие пространственного познания, характеристики пространственных представлений и, наконец, результаты изучения поведения человека в различных средах.

Книга читается достаточно тяжело — мысли автора очень концентрированны. Каждая страница может дать пищу для размышлений на пару дней.

Классическая работа известного специалиста по теории зрительного восприятия города. Именно в ней чуть ли не впервые применяется и описывается метод ментальных карт. Более того, здесь предложена простая и понятная схема интерпретации результатов исследования.

Работа написана легко и вполне подойдет тем, кто хочет, помимо прочего, познакомиться с золотым фондом урбанистической литературы. В нее вошли главы из трех выдержавших несколько изданий публикаций: «Образ города», «Образ времени», «Осмысление региона». Здесь же рассмотрен комплекс психологических, социально-психологических и социальных проблем архитектурно-градостроительной науки.

Русскоязычное издание примечательно тем, что в нем сошлись два мэтра: собственно автор, Кевин Линч, и икона отечественной урбанистики Вячеслав Глазычев, выступивший в качестве переводчика.

При работе с ментальными картами всегда возникает вопрос: «А как это можно применить в реальном исследовании?» В статье изложен вполне понятный и интересный пример продуктивной полевой работы с инструментом.

Автор рассматривает эмоционально-практическую привязанность к району Китай-город трех категорий москвичей: 1) жителей района, 2) экскурсоводов, 3) москвичей, которые иногда проводят там время. Ментальные карты наглядно раскрывают специфику каждой группы. Значимость полученных результатов заключается в методических разработках: например, в подготовке информационной базы для обоснования и согласования возможных градостроительных и планировочных проектов.

Обзорная статья посвящена истории возникновения и становления ментальных карт городов. Автор дает представление о том, как развивался метод в последние 30–50 лет. В этом исследовании можно увидеть не только классические подходы к инструменту, но и те вариации, которые получили ментальные карты за время своей эволюции. Так, например, автор отследил все множество терминов, которыми их называют в разных научных традициях, и сделал многое, чтобы избавить читателя от опасности запутаться в многообразии трактовок.

Сравнительно-исторический анализ позволяет выявить два полярных подхода: ментальные карты — это 1) пространственная информация в сознании людей, отражающая образ города и/или способы ориентации в нем, и 2) визуальное геоизображение, отражающее индивидуальные и/или групповые представления о городе. В первом случае дополнительно рассмотрены далекие от пространственных данных интеллект-карты и разработанные в гуманитарной географии образно-географические карты.

На этом месте могло бы оказаться почти любое классическое фэнтези — произведения Толкина, Льюиса, Сапковского или Ле Гуин. Подробная карта — отличительная особенность многих фэнтези-миров. И чаще всего — это не фанатские наработки, но творчество самого автора.

Карта встречает нас чуть ли не на первой странице, давая понять, что перед нами не просто роман, а нечто большее — путеводитель по другому миру. Толкин признавался, что начинал с карты, т. е. создал метрику вселенной, а уж затем саму историю в ней.

Карта — это не простое соположение объектов и расстояний. По карте можно понять саму суть мира, его драматургию. Разделен ли он на континенты великим катаклизмом? Какие типы ландшафтов присутствуют в нем? Насколько он исследован теми, кто рисовал карту?

Многие знают, что в детстве хватало одного взгляда на такую карту, чтобы ощутить — буквально на физическом уровне, — как в голове началась работа воображения. Если вы ее чувствуете или хотя бы помните, значит, вы знаете, чем занимается ментальная география и зачем нужно строить ментальные карты.

Подпишитесь на рассылку «Пятничный Горький»
Мы будем присылать подборку лучших материалов за неделю