Меню

5 книг о том, что такое антоновщина

5 книг о том, что такое антоновщина

В августе исполняется сто лет так называемому Антоновскому мятежу. Почему «так называемому»? Есть некоторая путаница в терминологии. Говорят: «Крестьянское восстание на Тамбовщине» — и ставят знак равенства с антоновщиной. Это неверно. Крестьянские волнения в этом регионе вспыхивали неоднократно, начиная с 1918 года: сверху спускали достаточно серьезные цифры по заготовке зерна, и местные власти реализовывали поставленные задачи слишком ретиво. Кроме этого, представители власти на местах выглядели не очень симпатично: процветали пьянство, жестокость, прочие пороки. Не случайно из Москвы летели телеграммы: «Товарищи, прекратите пить, займитесь делом!». И Владимир Антонов-Овсеенко приезжал туда по приказу Ленина два раза.

Особого масштаба волнения достигли к августу 1920-го. К этому моменту смещенный со всех постов Александр Антонов — человек, имевший отношение к партии эсеров, сидевший при царе за экспроприации, бывший начальник милиции Кирсановского уезда — уже больше года укрывался от преследования тамбовских властей. Он успел сформировать свою, как это называлось у эсеров, боевую дружину, устанавливал контакты с дезертирами в лесах и пытался держать руку на пульсе событий, но сам реально никакого восстания не поднимал. Когда начались августовские события и на подавление крестьян бросили красноармейские отряды, Антонов со своей дружиной ввязался в бой у села Каменка, на стороне восставших. Красноармейцев уничтожили.

Уже тогда ходили о нем слухи, что есть такой Антонов — Робин Гуд, который защищает крестьян. После боя у села Каменка он влился в крестьянское сопротивление большевикам и возглавил его, обладая боевым опытом. Недовольные крестьяне начали к нему стягиваться. И когда процесс стал носить централизованный характер, дружина превратилась в партизанскую «армию» (и не одну), его стали называть «антоновщина», потому что Антонов стоял у руля. При нем в трех уездах Тамбовской губернии чуть ли не сформировалась своеобразная «республика». Советская власть там действовала (если действовала) только днем, ночью приходили антоновцы, кого-то вырезали, убивали. Это был террор против советской власти, месть за крестьянские обиды. Так же антоновщина охватила часть Воронежской губернии, вкатывалась и в Саратовскую.

До сих пор нет единого представления об антоновщине. При советской власти это явление называли эсеробандитизмом. Именование во многом продиктовано политическими мотивами, поскольку эсеры не участвовали в подготовке мятежа. Да и слово «бандитизм» не совсем точное. Антоновщину следует делить на два периода: до второго приезда Антонова-Овсеенко с целью урегулировать ситуацию, встречи Ленина с ходоками из Тамбовской губернии и последующего снятия в Тамбовщине продразверстки — и после. То есть сначала все это было действительно похоже на крестьянскую освободительную войну: крестьяне бились за свои права под управлением Антонова. А потом, начиная с 1921 года, когда договоренности с центральной советской властью были достигнуты, многие крестьяне начали от Антонова уходить, они воевать не хотели. Определенная поддержка народа была, но она была вынужденной, ее оказывали под страхом расправы со стороны антоновцев. С Антоновым остались дезертиры, бандиты, люди, которым было нечего терять. Вот тогда движение окончательно скатилось в бандитизм и терроризм. Антонов сам спровоцировал новый конфликт, приведший к большой крови и трагедиям.

Эта книга — пример качественной советской интерпретации. Достаточно достоверное историческое исследование с некоторым перехлестом в сторону эсеробандитизма. Повторюсь: ставить жирный знак равенства между эсерами и антоновцами, по-моему мнению, нельзя — партия не имела к этому отношения и всегда открещивалась от самого мятежа.

Итак, в советские годы был один перекос описания, а в наши годы — другой: дескать, это было освободительное движение и Антонов — борец за народ.

Эта книга как раз пример крайнего антисоветского перекоса, образец стопроцентной лжи. В трактовке автора, антоновцы — благородные люди, а советские деятели — сплошь живодеры. Фантастичность изложения наглядно заметна в истории про концлагерь, который под открытым небом разбили в центре Тамбова по приказу Тухачевского. Да, это было, но если говорить правду — то до конца. Большевики сгоняли в лагеря членов семей антоновцев и давали две недели на то, чтобы повстанцы вышли из леса. Если никто не выходил, то родственников с детьми отправляли в глубь России, в том числе в тюрьмы. Лагерь функционировал с конца весны по лето 1921-го, к осени его убрали — поняли: это перегиб. И вообще, репрессии Тухачевского продолжались с середины мая по июль 1921года, затем Антонов-Овсеенко (он был председателем комиссии ВЦИК по борьбе с бандитизмом) делал все, чтобы процесс вернулся на договорные рельсы, неоднократно обещал помилование сдавшим оружие, вел агитационную работу в массах. Политика кнута и пряника сработала: бандиты стали выходить из лесов.

Возвращаясь к Сенникову. Он пишет, что лагерь существовал чуть ли не несколько лет и людям позволяли передвигаться по территории исключительно на коленях, под снегом и дождем, иначе латышские стрелки с пулеметных вышек стреляли на поражение. И прочую чушь без всяких доказательств.

Первая более или менее полная биография Антонова, о котором до сих пор известно мало. Конечно, рассказ о его жизни немыслим без истории движения — и эта история тянет одеяло на себя. Однако Самошкин впервые предпринял попытку осветить дореволюционную историю Антонова, до-антоновщину, его личное до-антоновское движение: как он сошелся с эсерами, каким образом его арестовывали, какие налеты, ограбления, экспроприации он совершал, как он работал в Кирсановской милиции.

Тут уместно сказать, что некоторые поклонники Антонова говорят, что он был умнейшим человеком. Это, конечно, преувеличение. Если сравнивать Антонова и Махно, то на первый взгляд это две похожие фигуры — по возрасту, по годам действия. Однако у Махно была идеология, были политические амбиции, он был убежденным анархистом.
Антонов дружил с эсерами с детства, номинально cостоял в партии, но говорить в его случае о политической подкованности не приходится. Это был обыкновенный экспроприатор, боевик. Убежденные эсеры, в том числе и тамбовские, от него открещивались.

В то же время этот человек пытался интуитивно улавливать политическую ситуацию. Среди знамен его «войска» был не только типичный эсеровский лозунг «Да здравствует Учредительное собрание!», но и «Бей жидов!» или «Да здравствует барон Врангель!», которые от идеологии эсеров были далеки. Антонов хаотически дергал за ниточки, пытаясь понять, «где выстрелит», но конкретной идеологии не имел.

В антоновщине были свои детективные моменты. Эта книга воспоминаний ветеранов-чекистов нам интересна мемуарами Григория Котовского и Евдокима Муравьева.

Муравьев был агентом ЧК, внедренным в банду Антонова с разрешения самого Дзержинского с целью арестовать мятежника, выманив его в Москву, или убить. Предыдущие внедрения были неудачными: тамбовская ЧК слабая, антоновцы осторожны и коварны, как волки. ЧК провернула операцию, якобы легализовав левых эсеров в Воронеже. Придумали такой объект — клуб левых эсеров, — где шли дискуссии, переговоры, планы. Слухи о нем дошли до антоновцев, и они с радостью прислали туда своих эмиссаров. Муравьев, бывший в прошлом левым эсером, хорошо сыграл роль представителя ЦК партии, которого прислали в Воронеж. Он нагло, свысока поговорил с эмиссарами Антонова: «А кто вы такие вообще? Мы про вас не знаем. А ну-ка, докажите свою боеспособность». И эмиссары говорят ему: «Вы можете посмотреть на наши войска, приезжайте». Муравьев едет в Тамбовскую губернию, живет в стане антоновцев, осматривает позиции, общается с «лесными» командирами. Однако самого Антонова так и не встречает — тот тщательно скрывается. И на одном командирском собрании Муравьев говорит: «Мы с вами едем в Москву, там собирается съезд антибольшевистских сил. Кто из вас поедет?» Так он выманил заместителя Антонова, Ишина, и одного из видных командиров — Эктова, которых впоследствии арестовали на ложном съезде антибольшевистских сил.
Котовский также участвовал в этой операции — во второй серии. Он выдавал себя за белоказачьего офицера, который якобы хочет соединиться с антоновцами, чтобы бить советскую власть. Его «привел» по «приказу съезда» завербованный ВЧК Эктов, вернувшийся для этой цели из Москвы на Тамбовщину. Котовскому действительно удалось «объединиться» с самой боеспособной на тот момент бандой Ивана Матюхина, в результате чего на «стрелке» матюхинцев перебили или арестовали.

Рукопись с описаниями этих событий хранится в Тамбовском краеведческом музее, однако такой рассказик есть в этом сборнике.

Это уже опубликованная часть моей книги, которая, как обещает издательство «Пятый Рим», очень скоро выйдет — она уже в верстке. В «Урале» были опубликованы первые пять глав, где рассматривается то, с чего начиналось эсеровское движение на Тамбовщине; приведены интересные моменты из биографии Виктора Чернова — одного из руководителей партии эсеров (он проживал некоторое время в Тамбове); Марии Спиридоновой, уроженки Тамбова, впоследствии ставшей лидером левых эсеров. В публикации «Урала» описываются, естественно, и первые шаги Антонова уже на более свежем материале, более разнообразном, чем на том, которым располагал Самошкин.

Сама книга носит рабочее название «Антоновщина». Повествование в ней строится вокруг четырех героев: Спиридоновой, Чернова, Антонова и Антонова-Овсеенко на фоне пред-антоновщины, антоновщины и того, что было после. При подготовке был использован большой массив документов, в том числе архивных. Часть материалов засекречена до сих пор или снова, однако в короткий период, когда архивы открылись, успели выйти сборники документов. Т. е. фактически они сейчас заново засекречены, но при этом доступны в свободной продаже. Я использовал труды тамбовских историков, а также личный архив Антонова-Овсеенко, находящийся в ГА РФ. В нем множество интереснейших документов, включая секретные данные ЧК. Надеюсь, моя работа позволит читателю взглянуть на это историческое явление с новых позиций.

Подпишитесь на рассылку «Пятничный Горький»
Мы будем присылать подборку лучших материалов за неделю